Герой Советского Союза Кутепов П.М.

ТОГДА, В ОКОПАХ…

(из воспоминаний П.М. Кутепова)

       «Спешу сообщить тебе, что дома у нас все в порядке. Сыны растут: Виталику уже три года, Славику — полтора. Ждут тебя с фронта, береги себя, родной. Высылаю тебе нашу районную газету, из которой ты узнаешь о наших колхозных делах. Урожай будет хорошим, соберем до колоска».

       Когда отбили очередную атаку немцев, я раскрыл газету. От нее дохнуло полями родной Кубани, знакомым раздольем Советского района. До войны я работал помощником секретаря райкома партии, а жена Матрена Иосифовна — рядовой колхозницей. Мы одинаково любили землю, радовались подъему колхозов, как величайшее горе восприняли весть о войне.
       Рассматриваю газету. Бодрое письмо жены перекликалось с бодрыми заметками районки. Но я догадывался, как трудно моей Матрене Иосифовне с двумя малышами, не укрылось от меня и то, что среди названных газетой передовиков соревнования знакомые мне имена стариков, многодетных женщин и незнакомых 15-16 летних косарей и пахарей. Ясно: стар и мал вышли в поле, заменили ушедших на фронт механизаторов. Трудно им, нуждаются они в добром слове. 
       Я писал семье, писал хлеборобам, посылал наши газеты и листовки. Да, мы отступали, но временные неудачи, не сломят тех, кто ведет, на таран самолет, кто грудью закрывает вражеский дзот. Я призывал хлеборобов беречь каждый выращенный колос, но в случае прихода врага уничтожать все, что не удалось эвакуировать.
       Только в месяцы оккупации Кубани я не получал районную газету. Тревог пережил немало. И вот они, долгожданные, письмо из дому и вырезка из газеты.
       «Восстанавливаем, сеем, надеемся из пшеницы нового урожая испечь хлеб и с ним встретить вас, победителей», — писала жена. А газета поместила снимок женщин-ударниц: исхудалые, но со счастливыми улыбками на лицах.
Как хотелось подарить им победу!

       «Этот день мы приближали, как могли», - поется в песне. 3 нюня 1944 года мы форсировали Днепр, выбили фашистов из Херсона. Мне присвоили звание Героя Советского Союза. Об Указе узнали на Кубани, в Советском районе. В очередном письме жены была вырезка из газеты «Поздравляем земляка. Обещаем быстрее восстановить колхозы», писали селькоры.

       Настал тот час, когда можно было вдыхать не копоть пожарищ, а запах кубанской степи. Вот и родная станица, вот и развалины моего дома. Фашисты уничтожили все, что могли. Женщины пахали на коровах, детишки подросли, но были истощены.

       Годы не заслонят пережитого. И сейчас пожелтевшие страницы районной и фронтовых газет рассказывают о былом. 37 лет мира преобразили до неузнаваемости Кубань, Советский район, мою семью. Сыновья стали кандидатами технических наук, мы с женой — пенсионерами... Не отрываемся от общественной жизни, делаем, что в наших силах для воспитания молодежи в духе верности Родине.

ФОРСИРОВАНИЕ ДНЕПРА

       В ночь с 11 на 12 марта 1944 года, когда подготовка, к форсированию Днепра была завершена, а подразделения, заняли исходные позиции, я, командир ударного стрелкового батальона (ударный батальон создавался один в дивизии), получил приказ: форсировать Днепр, захватить, плацдарм на правом берегу реки и обеспечить переправу основных сил 295-й. стрелковой дивизии. 
       Разведкой и наблюдением за поведением противника было установлено ночами немцы усиленно охраняли берег, освещали Днепр ракетами, вели обстрел, нашей обороны, а рано утром, уверенные, что русские, не имея, катеров, моторных лодок, на плотах и рыбачьих лодках форсировать Днепр не рискнут, оставляли наблюдателей, остальные после ночного дежурства уходили в укрытия на отдых.
Учитывая эти обстоятельства, я принял решение, форсировать Днепр без артиллерийской подготовки, рано утром, когда немцы будут отдыхать.          Примерно за 40 минут до рассвета 70 отважных бойцов-разведчиков во главе с лейтенантом Николаем Григорьевичем Воропаевым сели в лодки и направились в сторону противника.
Разведчики, не замеченные противником, высадились вовремя, уничтожили вражеские посты немцев и дали нам сигнал на форсирование.  
Более половины Днепра мы проплыли спокойно, и только тогда, когда наша артиллерия решила поддержать нас и открыла огонь по противнику, немцы проснулись, начали обстрел с флангов, но было поздно. Один за другим солдаты, офицеры выпрыгивали из лодок на берег, вступая в бой, выбивая немцев с занимаемых позиций.

       «Зорька» сделала свое дело: к 10 часам дня 12 марта 1944 года плацдарм на правом берегу Днепра был захвачен. Немцы беспрерывно атаковали нас, стремясь сбросить в Днепр, но успеха не имели. Прославленные «катюши» и «илюши» помогли нам удержать плацдарм. Хотелось бы подчеркнуть, что в форсировании Днепра и обороне захваченного плацдарма отличились войны разных национальностей. Азербайджанец Алиеев и узбек Ахмет во время переправы были ранены миной, но продолжали осуществлять связь с основными частями, до последней капли крови оставался на посту русский пулеметчик Субботин, которому было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
       Ночью 13 марта к нам на правый берег Днепра переправились подразделения прославленной 295-й стрелковой дивизии и начали теснить немцев к городу Херсону, к концу дня 14 марта окраина Херсона была занята нашими войсками. А в ночь на 15 марта командующий армией Гречко дал приказ штурмом овладеть городом Херсоном.
       Когда стало темно, батальон построили в цепь и пошли на вражескую оборону. Но не успели мы пройти 150—200 метров до линии обороны, как немцы начали стрелять. Я дал сигнал: «Огонь!, и батальон, с криком «ура!» ворвался в траншеи. Вскоре железнодорожная станция была занята.
       И вот после небольшой артиллерийской подготовки пехота перешла в наступление на город. Различить, где наши и где немцы, можно было только по русскому «ура». Не выдержав натиска атакующих, немцы начали отходить к железнодорожной станции. Здесь мы должны были по-гвардейски встретить немецких извергов. К утру 16 марта 1944 года Херсон был полностью освобожден от немецких захватчиков.

       За форсирование Днепра и освобождение г. Херсона 295-й стрелковой дивизии было присвоено звание Херсонской. Многие солдаты и офицеры за проявленное мужество и отвагу были награждены орденами и медалями Советского Союза, а девяти – в том числе и мне — присвоено
звание Героя Советского Союза.

       Прошло 37 лет после Победы над немецким фашизмом, но память о героических подвигах советского народа в период Великой Отечественной войны не померкнет никогда. 

16 Май, 2012 / Просмотров: 2581 / ]]>Печать]]>
© 2017 Решмет Д.А.