Часть 1

Сухуми, 1942 год.


В 1942 году в апреле месяце З6-я бригада войск НКВД по охране железнодорожных сооружений с отдельными подразделениями 5-й дивизии войск НКВД была переименована в 41-ю дивизию Внутренних войск. Приказом командования ГУВВ НКВД СССР дивизия направляется на Кавказ для ведения борьбы с парашютными десантами, шпионами, диверсантами немецко-фашистских армий.
Управление, штаб дивизии со всеми спецподразделениями дислоцировались в г. Сухуми, а части дивизии, пополненные и вновь сформированные из Краснодарского, Сухумского и Тбилисского училищ, располагались по побережью Черного моря, в городах Сухуми, Сочи, Гагры, Очам-Чири.

Полки дивизии:


266 сп — командир полка подполковник Захарченко К. II
267 сп — командир полка подполковник Сергеев Н. М.
274 сп — командир полка майор Баштовенко П. Ф.
289 сп — командир полка майор Митрофанов С. Н.

В районе сосредоточения для наступления дивизии позже в станице Петровской Краснодарского края в марте 1943 года дивизии приданы:
34 мсп — командир полка подполковник Каменев И.И.
Сводный отряд — командир отряда майор Баранников А.П.
Дивизия оперативно подчинена 46-й Армии, штаб которой был в г. Сухуми. С этого времени дивизия получила название — Сухумской.
1. С 4 на 5 августа 1942 г. личный состав Краснодарского пехотного училища убыл из г. Краснодара по маршруту Краснодар—Апшеронск—Туапсе—Сочи—Сухуми. В г. Сухуми училище прекратило свое существование, а личный состав пополнил Сухумскую дивизию.

Командный состав дивизии:


— Командир дивизии полковник Микрюков М. Е.
— Зам. командира дивизии полковник Титков М. Н.
— Начальник штаба дивизии подполковник Милаков М. П.
— Начальник политотдела дивизии майор Цыпленков.
— Зам. командира дивизии по тылу майор Максимов В. И.

Личный состав дивизии, расположенный по городам Черноморского побережья, охранял особо важные объекты, а созданный Сухумский отряд — 400 человек из Сухумского и Краснодарского училищ и 300 человек из Тбилисского пехотного училища — прикрывал линию обороны на Санчарском перевале и уже к 10 октября очистил его полностью от фашистов. Одновременно весь личный состав дивизии усиленно готовился к предстоящим боям.

Таким образом, в той сложной обстановке к концу октября 1942 года Сухумская дивизия вместе с другими частями Советской Армии явилась надежным заслоном для врага на перевалах Кавказских гор к Черному морю.
После выполнения заданий по разгрому парашютных частей, диверсионных групп и вражеских агентов немецко-фашистских армий в горах Кавказа, был получен приказ погрузить личный состав дивизии в эшелоны и убыть на фронт в направлении Украины города Харьков.

Дивизия в пути на фронт


Путь следования к месту нового назначения пролегал через территорию, только что освобожденную Советской Армией от фашистов. Некогда цветущие города и села были превращены в руины.
Плодородная земля изрыта снарядами. Многие бойцы и командиры проезжали свои родные места, оскверненные гитлеровскими извергами. Все это наполняло сердце воинов лютой ненавистью к врагу, они рвались в бой. В 20-х числах марта стало известно, что дивизия вышла в состав действующей Армии. На митингах бойцы и командиры горячо говорили о своей готовности стойко и упорно защищать Родину, давали клятву беспощадно громить врага.

Прибыв на станцию Кущевская—Батайск, личный состав дивизии выгрузился из эшелонов и ждал нового назначения. Вскоре командование дивизии получило такое назначение. Срочно сосредоточиться в районе ст. Тимашевская-Красноармейская и Петровская Краснодарского края. Дивизия в полном составе грузится в эшелоны и убывает к месту назначения. Выгрузившись из эшелона, личный состав, совершив ночной марш-бросок по раскисшим весенним дорогам, к 30 марта 1943 года сосредоточился в ст. Петровской и был полностью приведен в боевое состояние.
Кавказ, Таманский полуостров, Кубань. Как остервенело здесь цеплялись за каждый кусок советской земли фашисты. Они верили обещаниям Гитлера, что в этих благородных краях будут процветать поместья преданных солдат фюрера. Действительно, наш Кавказ был для них лакомым кусочком. Только к началу войны в Бакинском районе началось бурение 235 новых скважин. Активно развивались и нефтедобывающие районы Чечено-Ингушетии и Кубани. Кавказ к 1941 году давал стране около 87% стратегического продукта. Коммуникации Каспийского и Черного морей связывали нашу страну с Ираном, Турцией, а через них и с мировыми океанскими путями. Вот почему фашистское командование заблаговременно укрепило полосу обороны по линии г. Новороссийск, ст. Крымская, высота 121,4, хут. Горищное, ст. Киевская, хутора Свистельников, Перекопка, создав так называемую «Голубую линию». Ее заняли отборные горнопехотные полки, штрафные подразделения и офицерские части 17-й немецкой Армии.
Но войска Северо-Кавказского фронта теснили противника на запад, очищая Кавказ и Кубань. А в феврале 1943 года вышли к Голубой линии на Таманском полуострове.
По решению Государственного комитета Обороны СССР, Северо-Кавказскому фронту выделили две усиленные дивизии НКВД. Одной из них была Сухумская дивизия.

Районы, прилегающие к фронту, в том числе и ст. Петровская, где стояла дивизия, подвергались беспрерывным налетам авиации противника. Ни предельное напряжение, ни мизерная норма отдыха — ничто так не изматывало личный состав, как фашистские самолеты. Поэтому маскировке уделялось самое пристальное внимание. Нарушать ее не имел права никто.
Преследовать противника в глубине обороны после прорыва его укрепленной полосы - такова была первоначальная задача дивизии. Но вскоре она изменилась, сухумцы должны были прорвать "Голубую линию» в районе хут. Свистельников, реки Курка, Темрюка, Варениковской и выйти на юго-запад, к ст. Стрелка и Староминская.
Наступили горячие и тревожные дин. Хутор Свистельников фашисты укрепили несколькими линиями обороны, каждую из которых нафаршировали пулеметами, минометами, противотанковыми пушками. Многие танки гитлеровцы зарыли в землю, превратив их в огневую точку.
В ночь с 30 на 31 марта 1943 года полки Сухумской дивизии 266, 274, 34 и отдельный отряд майора Баранникова заменили полки 9-й Армии и вошли в соприкосновение с противником, 267 и 289 сп остались в резерве штаба дивизии ст. Петровской.
Что представлял наш передний край? Сплошной линии фронта не было. Полки дивизии располагались:
— 34 сп и отдельный отряд Баранникова в центре;
— 266 сп справа.
— 274 сп слева.
Блиндажей, окопов не было. Были отдельные ячейки на наиболее сухих местах рисовых полей. Сыпал нудный дождь. К утру дождь прекратился, с востока появилась заря, взошло солнце. Наступление началось утром 31 марта 1943 года на хутор Свистельников. В соответствии с боевым приказом полки дивизии перешли в наступление с задачей прорвать оборону противника – 266 сп юго-западнее хут. Храпко и овладеть северной частью Свистельников, 34 сп и отряд майора Баранникова в центральной части и 274 сп с левой части хут. Свистельников. Всем частям в приказе указывалось: «Преодолен первую и вторую траншеи противника, продвигаться в направлении хут. Коржевский и реки Курка.
Надо отметить, что наступающие подразделения встретились с группой прикрытия противника, которая прикрывала отход своих частей на заранее подготовленный рубеж обороны северо-восточнее окраины хут. Свистельников.
Но под ударами наступающих подразделений, эта группа быстро скатилась в хут. Свистельников. При дальнейшем продвижении вперед наступающие подразделения дивизии были встречены сильным артиллерийско-минометным и ружейно-пулеметным огнем противника, который велся из заранее подготовленных огневых позиций. Противник приспособил для обороны жилые здания, постройки, подвалы и естественные укрытия и стал оказывать упорное сопротивление. Наступающие подразделения, захватив огневую позицию боевого охранения и подавив частично огневую позицию на окраине Свистельников, продолжали наступать с прежним темпом.
В этих сложных условиях ведения боя бойцы и командиры проявили мужество и стойкость при освобождении Кубани. Боец 9-й роты 3 сб 266 сп Миронов, преодолевая насыпь-дамбу с криком «Ура!» первым поднялся в атаку, за ним пошли все другие отделения, взводы, роты. Кто участвовал в атаках, тот знает, что такое первым подняться в атаку под непрерывный свист пуль, разрыв мин и снарядов. Боец Миронов своим примером погасил страх у других воинов, и рота перешла в решительную атаку. В этой атаке Миронов погиб смертью храбрых. Пуля фашиста прошила шею храброго воина. О мужестве воина все в подразделениях полка узнали к вечеру.

Во время наступления образцы мужества и отваги показал командир 2-го взвода 9-й роты 274 сп коммунист, лейтенант Злобин. Когда до блиндажей и окопов оставалось не более 100 м, он первым поднялся в атаку и с возгласом: «За Родину!», повел взвод на штурм вражеских укреплений. Вражеская пуля тяжело ранила отважного командира. Его место в бою занял ст. сержант Павленко, который, будучи дважды ранен, не ушел с поля боя до тех пор, пока не были выбиты фашисты из блиндажей.
Бесстрашным воином показал себя красноармеец 271 см коммунист Лагвилава. Он первым шел в атаку на врага, вел за собой бойцов и под шквальным огнем врага спас жизнь командира 9-й роты лейтенанта Пряха, заслоняя его своим телом и принимая удар на себя. Будучи дважды ранен, Лагвилава не покинул поле боя. Он заявил: «Я дал священную клятву беспощадно уничтожать фашистов, сражаться до последнего биения сердца. У меня еще есть силы, я хочу мстить за смерть моих товарищей и буду безжалостно истреблять фашистских гадов!» О подвиге бесстрашного воина политработники рассказывали во всех подразделениях полка.
В своем воспоминании боец Бовкун И. М. пишет, как при атаке передней линии обороны противника первым поднялся в атаку помощник командира взвода ст. сержант Дедов, за ним пошли в атаку все воины взвода. Фашистская пуля сразила насмерть Дедова. За смерть командира и боевого друга личный состав 2-го взвода 274 сп во главе с командиром взвода лейтенантом Трапезниковым и зам. командира роты Шумиловым своим огнем выбили из первой траншеи противника, уничтожили свыше десяти фашистов, огневую точку.
Красноармеец 3 сб 266 сп Бардюков Г. Я. из снайперской винтовки под ураганным огнем противника уничтожил фашистского офицера, выползавшего из люка танка.

В своих воспоминаниях бывший командир 1 сб 34 мсп капитан Тесленко А. П., ныне подполковник в отставке, говорит: «Мужественно сражались бойцы 2-й роты ст. лейтенанта Горбаня, которые уничтожили до полсотни фашистов, 3-я рота лейтенанта Золотарева первая ворвалась в траншею противника и уничтожила 12 фашистов, свыше десяти фашистов уничтожил ст. сержант Дмитрий Антонов, будучи тяжело ранен, не покинул поле боя до второго смертельного ранения».

Бесстрашный подвиг совершил старшина Архиповский. Будучи командиром минометного расчета, умело руководил огнем своего миномета и непрерывно вел огонь по противнику. Вражеской миной весь расчет выведен из строя, Архиповский остался один, продолжая вести огонь из миномета и уничтожил огневую точку и до 30 фашистов. Если враг его обнаруживал, он умело менял огневую позицию и снова вступал один в бой с врагом. За ним фашисты стали охотиться, но мужественный воин сражался еще более ожесточенно. В этом неравном бою пал смертью храбрых отважный воин нашей Родины, славный минометчик старшина Архиповский. В настоящее время подполковник в отставке Тесленко А. П. продолжает в силу своих возможностей трудиться и часто выступает перед молодежью, где рассказывает о боевых подвигах бойцов и командиров в Великой Отечественной войне. Тесленко А. П. награжден многими орденами и медалями.
Примеры мужества и беззаветной преданности Родине показали медицинские работники, которые в трудную минуту под ураганным огнем выносили раненых бойцов и командиров, оказывали им первую помощь, нередко погибая,— спасая жизнь другим.
Так, в наступлении под хутором Свистельников, санитар 274 сп Пропищен М. Н. под ураганным огнем фашистов вынес 11 раненых бойцов и командиров с поля боя, когда был контужен от разрыва снаряда не покинул поле боя, продолжал выносить раненых. Боец Пропишен М. Н. награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.

Такой была коммунистка 266 сп Валентина Федорова, которая на поле боя в период атаки перевязала 19 бойцов и командиров и вынесла их на своих плечах в безопасное место. Во время атаки она пала смертью храбрых.
Военфельдшер 5-й роты 266 сп комсомолка Любовь Пахомова в бою 2 апреля 1943 года под ураганным огнем спасла жизнь 23 бойцам и командирам. Будучи ранена сама. Люба продолжала оказывать помощь раненым, и только после второго тяжелого ранения была отправлена на медпункт. Любовь Пахомова представлена к правительственной награде. В последующем стало известно, что отважная Люба скончалась от ран в госпитале.

Только в двухдневном бою за хутор Свистельников фельдшер минометной роты 274 сп боец Шкваренко Иван Иванович спас 19 раненых бойцов, не успел вынести двадцатого из поля боя, погиб смертью храбрых. Да, бой за хутор Свистельников был тяжелым и упорным. Особенно большие потери наши подразделения несли от минометного и пулеметного огня. Наступления частей дивизии в 500-600 метрах от Свистельникова приостановилось, 266 сп укрылся в камышах. В 12-00 31 марта налетело до 30 вражеских самолетов, они бомбили наши позиции через каждые 5 минут. 34 мсп поддерживало 5 легковых танков, но они все были уничтожены артиллерией противника.
Командир танкового батальона капитан Шанаев получил приказ выйти на северо-западную окраину хутора Свистельников, атаковать первую траншею противника, поддержать огнем наступающие подразделения полка. Танкисты дали клятву умереть, но задачу выполнить. Пройдя на высоки скоростях в километре от передней линии противника, танки с ходу прорвали первую линию вражеской обороны, фашисты обрушили на них огонь 105-мм пушек. Три танка вспыхнули, но танкисты не остановились. Механик — водитель Лисицын не выпустил рычага управления до тех пор, пока не раздавил гусеницами танка противотанковую пушку врага.
Отважно и мужественно действовал в бою командир танкового взвода лейтенант В. Жарбань. Дважды ранило танкиста, но танк он не покинул, повел горящий танк в самую гущу врага. Танкисты все в бою погибли, но задачу выполнили, обеспечив этим самым наступление полка и прорыв обороны фашистов.

Атака 34 мсп также приостановилась, 274 сп вначале имел успех. Отдельные подразделения ворвались на юго-западную окраину хут. Свистельников. Положение было критическим: негде было укрыться от налетов вражеской авиации на чистом поле. Командир 274 сп майор Баштавенко принимает в то критическое время самое правильное решение — еще раз атаковать окраину хут. Свистельников. Но атака успеха не имела, и командир полка майор Баштавенко в бою при атаке был тяжело ранен. В этом бою за хут. Свистельников во всех наступающих частях дивизии было ранено и убито до 50-80% личного состава. С наступлением темноты бой прекратился.
В своих воспоминаниях бывший офицер отдела кадров штаба дивизии капитан Новиков А. Г. говорит: «Майор Баштавенко, чувствуя слабость, попросил фельдшера позвать поближе офицеров, чтобы сказать им кое-что перед смертью, он долго не выдержит. Через несколько минут возле командира полка майора Баштавенко собрались штабные офицеры и мы, офицеры штаба дивизии, которые оказались вблизи подразделении 274 сп. «Спасибо, что пришли, — сказал слабым голосом майор Баштавенко и попросил нас позаботиться о его семье. — Солдат, я надеюсь, вы сбережете, не бросите в камышах, и помирать, товарищи, ой как не хочется.» Он помолчал, приподнял голову, так бывает иной раз перед смертью — отчаянный рывок живого в борьбе за жизнь. Попросив еще раз о семье, тихо сказал: «Знать пришел мой час.» Баштавенко умолк, но вдруг вновь приоткрыл глаза, и мы услышали слабые звуки: «Ну, прощайте, братья. Я рад, что и моя кровь пролита в борьбе за цветущую Кубань». К штабу дивизии в ст. Петровскую мы его доставили уже мертвым. Командир 274 сп майор Баштавенко Павел Федотович родился 19 ноября 1902 года в с. Користовка Кировоградской обл. Украинец. В РККА с 1919-1939 г., 1939-1941 г. — начальник горкоммунхоза, председатель Кременчурского горисполкома. С 10 августа 1941 г. по 24 декабря 1941 г. — комбат. Тяжело ранен, госпиталь в г. Шахтинске, Грозный. С 15 июня 1942 г. по 10 сентября 1942 г. — комбат 1-го Краснодарского пехотного училища. С 10 сентября по 31 марта 1943 г. — командир 274 сп Сухумской дивизии . 31 марта при атаке хутора Свистельников пал смертью храбрых. Похоронен в ст. Петровской Славянского района Краснодарского края. (Выписка из документов ЦАМО СССР, музея ВВ МВД СССР. После смерти майора Баштавенко назначен на должность командира 274 сп майор Цыганков.)

В своих воспоминаниях боец пулеметной роты 274 сп Афанасьев Василий Петрович говорит: «Бой за хутор Свистельников был жарким, хотя погода была холодная. Трудно представить, что только за один бой почти полностью пулеметная рота вышла из строя. При первой атаке от пулеметного огня с бреющего самолета погибли пулеметчики Мельниченко Федор, Варич Григорий, ранены командир взвода лейтенант Шахов и политрук ст. лейтенант Алиев, тяжело ранены бойцы Дамбровский, Сапрыкин Б., Чепилко, в тяжелом состоянии после атаки вынесли из боя раненого командира роты лейтенанта Морозова». При вторичной атаке сам Афанасьев В. П. был тяжело ранен и отправлен на лечение в санбат. В настоящее время Афанасьев В. П. инвалид, пенсионер, но продолжает работать в Краснодарском учебном комбинате мастером профтехобразования, где часто выступает перед молодежью со своими воспоминаниями о боях за освобождение Кубани от фашистских захватчиков.

В своих воспоминаниях о боях за хутор Свистельников бывший заместитель политрука минометной роты ст. сержант Мельник Леонтий Никитич, ныне полковник в отставке, пишет: «Первый бой самый трудный и поучительный. Утро 31 марта 1943 года выдалось туманным и серым. Рота сосредоточилась в камышовых зарослях. После получения задачи развернулись в боевой порядок вместе со стрелковыми подразделениями. Началось наступление. Но вот туман разошелся, появилось солнце. Наступающие подразделения оказались на чистом поле. Налетели «мессершмитты», да так низко, что видны кресты на самолетах и наглые фашистские лица. Расстреливали наши наступающие цели безнаказанно, никто не успел сосредоточить залповый огонь по самолетам.

И так было по нескольку раз. Это был первый урок, жестокий и немилосердный. Горькое чувство вины до сих пор осталось в душе. Как могло случиться, что, не дойдя до рубежа атаки, мы потеряли не один десяток воинов, смерть которых, больно пронизала наши сердца. После трагической встречи с «мессершмиттами» минометная рота, как и все подразделения 274 сп вышла на рубеж атаки. В первой атаке погиб боевой друг Шахов Женя, ранен Куренов Алексей. А сколько погибло других воинов и командиров, не сосчи¬тать. Ранены политрук роты Ковалев, командиры взводов капитан Зубрылин, мл. лейтенант Харыбин, помощник командира роты лейтенант Айгинов. Не доходя 200-300 м до переднего края противника, атака захлебнулась. Горели подбитые танки наши. Пехота начала окапываться. Наступила ночь.
Командный состав провел некоторую перегруппировку подразделений, во второй половине ночи снова перешли в атаку. Однако и эта атака окончилась неудачей.

После второй атаки наша минометная рота собралась в одной огромной воронке от вражеской бомбы, когда подсчитали свои потери, а их оказалось около 40% личного состава роты, стало ясно, что так воевать нельзя, что противник, укрепившийся на заранее подготовленных позициях, без артподготовки, без поддержки авиации и других приданных средств, атака обречена на гибель. Первый бой научил нас всех быть осмотрительными, трезвыми, уметь правильно оценивать свое место в бою. Так закончился первый бой за хутор Свистельников 31 марта 1943 года.»

26 Октябрь, 2012 / Просмотров: 6999 / ]]>Печать]]>
© 2022 Решмет Д.А.