Боевой путь 77-й стрелковой Симферопольской Краснознаменной ордена Суворова дивизии на территории Славянского района в 1943 г.

     70 лет назад огненный вал Великой Отечественной войны прокатился по землям Славянского района, нанеся огромный ущерб каждой семье и всему району в целом. В боях за освобождение Славянского района погибли тысячи бойцов и командиров Красной армии. И сегодня наш долг перед ними – чтить и помнить подвиги отдельных бойцов и целых дивизий в тех грандиозных событиях. 
     Жителям Славянского района особенно интересно узнать о том, а что же происходило на территории района в годы войны, какие части освобождали станицы Славянскую, Петровскую, Анастасиевскую, Ачуево, Забойский и другие хутора и станицы. В освобождении Славянского района от немецко-фашистских захватчиков внесла свой вклад и прославленная 77-я стрелковая дивизия, которая сыграла заметную роль даже в масштабе всей Битвы за Кавказ. Чтобы лучше представлять себе картину разворачивавшихся кровопролитных боев, читателю стоит вооружиться хотя бы обычной современной картой города Славянска-на-Кубани и Славянского района, а особенно любопытные достанут в интернете и карту Генштаба 1942 г. В 1942 г. 77-я стрелковая дивизия успела повоевать на Кубани всего два месяца. Но каких месяца! К тому моменту, когда передовые немецкие дивизии подошли к предгорьям Северного Кавказа и уже рвались к Новороссийску, 77-я стрелковая дивизия находилась на Таманском полуострове, и была срочно переброшена под Новороссийск с целью любой ценой не допустить немцев в город. Тем временем из-за ожесточенного, не предусмотренного никакими немецкими планами отчаянного сопротивления наших стрелковых частей, немецкие войска сначала замедлили наступление, а затем к 23 августа и вовсе прекратили атаки, приводя в порядок свои потрепанные части и подтягивая подкрепления. Для того, чтобы отвлечь силы немцев, командующий 47-й армией генерал-майор Г. П. Котов решил нанести удар силами более или менее боеспособной 77-й стрелковой дивизии в направлении станицы Неберджаевская – неожиданным контрударом на Неберджаевскую и ж/д станцию Аманат дивизия привела в замешательство противника, которому пришлось самому обороняться. Только 29 августа, придя в себя и проведя перегруппировку, немцы смогли продолжить наступление и овладели Новороссийском, да и то глубоким охватом с северо-запада через станицу Верхне-Баканскую и перевал Волчьи ворота, в обход позиций 77-й стрелковой дивизии, сквозь которые немцы так и не смогли пробиться. Город был взят противником, но благодаря выигранному времени к Новороссийску уже были подтянуты из резерва фронта части вновь сформированной 318-й стрелковой дивизии и гитлеровцы остановились в районе цемзаводов – наступление вдоль моря провалилось [1, с. 122-123].
     Потерпев неудачу под Новороссийском, гитлеровское командование задумало новый план – сосредоточив ударный кулак в районе станицы Абинской, одновременно с наступлением на Туапсе стремительным ударом прорвать оборону слабой 216-й стрелковой дивизии в районе станицы Шапсугская и, перейдя горы, выйти на побережье в районе Геленджика в тылу у Новороссийской группировки наших войск. Поначалу немецкое наступление развивалось успешно, и противнику удалось вклиниться в наше расположение на 6-8 км, и командующий 47-й армией решил вместо пассивной обороны нанести рискованный контрудар по флангам прорвавшейся группировки и сосредоточил для удара две морские стрелковые бригады и уже малочисленную 77-ю стрелковую дивизию. Расчет ставился на внезапность, и провал операции грозил потерей всех имевшихся (и без того немногочисленных) резервов. Этот контрудар оказался для румын и немцев настолько неожиданным, что они побежали, бросая все вооружение. Одних только трофейных пулеметов было захвачено 145 единиц. В этих боях румынская 3-я горно-пехотная дивизия была полностью разгромлена и отведена на переформирование, но и 77-я стрелковая дивизия понесла такие потери, что командование 47-й Армии приняло решение расформировать остатки дивизии, а личный состав отдать на пополнение 216-й стрелковой дивизии [2].
     Штаб 77-й стрелковой дивизии был отведен на переформирование, и дивизия вновь приняла участие в боях уже под Нальчиком. Затем с боями, пройдя длинный путь, к середине февраля 1943 г. дивизия оказалась у реки Протока на границе Славянского района. К этому моменту наши части, преследуя немцев, севернее станицы Славянской сумели форсировать Протоку на плечах у бегущего противника и прочно закрепились на западном берегу в районе хуторов Забойский и Красноармейский городок. После боев на правом берегу Протоки к 22 февраля части 77-й стрелковой дивизии переправились через реку и сосредоточились в районе хутора Забойский, ведя разведку в южном направлении. Днем раньше 21 февраля в бою за хутор Васильченков Красноармейского района при отражении атаки вражеских танков погиб командир дивизии полковник Кашкин, и в командование вступил полковник Кудинов. Дивизия сразу, без отдыха вступила в бой, получив задачу наступать на юг вдоль реки Протока в общем направлении на станицу Петровская. Уже на следующий день, после непродолжительной артподготовки, утром 23 февраля дивизия пошла в атаку частью сил, ведя разведку боем. Перейти в атаку полными силами очень мешала погода, из-за раскисших дорог большая часть артиллерии дивизии отстала и находилась на переправе в районе станицы Гривенская, задерживая переход в наступление 105-го и 324-го стрелковых полков. В течение всего дня 77-я стрелковая дивизия, левым флангом сильно вклиниваясь вдоль Протоки, вела тяжелый бой на рубеже: поливочная станция – колхоз имени Штейнгардта (сегодня район хутора Галицын – Е. Л.), где встретила ураганный пулеметный и минометный огонь противника. Части под огнем продвигались медленно и к концу дня их положение было таково: 276-й стрелковый полк в центральной части колхоза имени Штейнгардта; учебный батальон 0,5 км севернее поливочной станции; 105-й стрелковый полк и 324-й стрелковый полк в районе КОМС (Кубанская опытно-мелиоративная станция) находились в готовности к наступлению [3].
     24 февраля наступление продолжилось, 77-я стрелковая дивизия перешла в наступление своим правым флангом и смогла продвинуться на 800 метров, а введенный в бой 105-й стрелковый полк, наступая вдоль дороги КОМС – Петровская, вышел на поливочную станцию. На левом фланге 276-й стрелковый полк вел бой в центральной части колхоза имени Штейнгардта. В резерве у командира дивизии в районе хутора Красноармейский городок по прежнему оставался 324-й стрелковый полк. Справа в это же время 417-я стрелковая дивизия вела бой в районе хутора Беликов. Силы дивизии, много дней не выходившей из боев, были на исходе и этому совсем не способствовала начавшаяся весенняя распутица. 25 февраля дивизия в течение ночи и дня вела бой на тех же позициях – на рубеже колхоз имени Штейнгардта – поливочная станция. Противник неоднократно контратаковал, как с фронта, так и из-за реки, где все еще находились немцы. В 16.30 около взвода вражеской пехоты, переправившись через р. Протока с западного берега с целью посеять панику в тылу у наших войск, попытались проникнуть в расположение 276-го стрелкового полка, но были вовремя обнаружены и рассеяны нашим плотным артиллерийско-минометным и пулеметным огнем. В этой вылазке немцы потеряли убитыми и ранеными до 20 человек. К вечеру части дивизии вели бой на рубеже: 105-й стрелковый полк и учебный батальон – в районе поливочной станции; 276-й стрелковый полк – немного продвинувшись вперед, в южной части колхоза имени Штейнгардта; 324-й стрелковый полк из резерва выдвинулся на правый фланг в район 1 км северо-западнее поливочной станции [4].
     Противник всеми силами старался не допустить прорыва наших частей к Славянской, чтобы не дать им выйти в тыл немецким частям, находящимся на восточном берегу Протоки, а также потому, что в станице находился важный стратегический объект – полевой аэродром. Дело в том, что в конце февраля – начале марта 1943 года отошедшая на Таманский полуостров 17-я немецкая армия оказалась в изоляции от остальных своих войск и снабжалась только по воздуху, поэтому каждый аэродром был для них критически важен. Потеря Славянского аэродрома моментально ставила в очень трудное положение все войска левого фланга немецкой группировки к северу от реки Кубань – ближайший аэродром находился только в станице Варениковской, на другом берегу Кубани. Весенняя распутица ударила не только по нам, но и по немцам, дороги превратились в грязное месиво, машины и повозки застревали на дорогах буквально тысячами. В это время на участках дорог Петровская – Анастасиевская и Славянская – Анастасиевская на так называемой немцами «Рисовой дороге» безнадежно застряло в грязи больше 6000 автомашин и повозок. В этих условиях доставлять боеприпасы и пополнение из Варениковской и из под Темрюка было просто невозможно [5, с. 370-375]
     Тем временем 77-я стрелковая дивизия медленно продвигалась вперед. Неожиданной атакой в ночь на 26 февраля удалось прорвать немецкую оборону в районе поливочной станции и наши части, развивая успех, к исходу дня 26 февраля вышли на северную окраину хутора Володьки – ПТФ (сегодня район полей между селом Погорелое и хутором Галицын – Е. Л.) и занимали положение: 324-й стрелковый полк – северная окраина Володьки; 105-й стрелковый полк – МТФ; учебный батальон – ПТФ; 276-й стрелковый полк по прежнему вел бой на южной окраине колхоза имени Штейнгардта. Продвинувшись вперед, полки закрепились и приводили себя в порядок. В течение следующего дня, 27 февраля активных наступательных действий так же не велось, полки отдыхали и готовились к ночной атаке [6].
     В этот же день 27 февраля, пока 77-я стрелковая дивизия приводила себя в порядок, на другом участке фронта развивались серьезные и драматические события. Перешедшие в наступление 26 февраля 317-я и 351-я стрелковые дивизии и прикрывавшая фланг 417-я стрелковая дивизия из состава группы начальника штаба 58-й армии генерал-майора М. С. Филипповского смелым ударом через плавни, которые немцы считали непроходимыми, сумели прорвать немецкую оборону южнее Черноерковской и к вечеру 27 февраля глубоким охватом вышли в тыл 49-го пехотного корпуса противника, перерезав дорогу Анастасиевская – Коржевский. Появилась великолепная возможность ударами из района Коржевский на Варениковскую, Анастасиевскую и Курчанскую рассечь на отдельные части весь северный фланг немецкой обороны. После этого оборона 17-й армии на Таманском полуострове грозила полным развалом. Однако достичь желаемого не удалось. Совместно с 317-й и 351-й дивизиями должен был перейти в наступление и 10-й стрелковый корпус генерал-майора А. М. Пыхтина. Однако из-за бездорожья корпус к назначенному времени в район сосредоточения – станица Черноерковская – не вышел и перешедшие в наступление дивизии вынуждены были драться самостоятельно. Тем временем немцы, моментально поняв всю серьезность положения, в срочном порядке собрали все имеющиеся резервы и нанесли контрудар. Оставшиеся без поддержки и израсходовав боеприпасы, наши части были прижаты к плавням и бросив все тяжелое вооружение отдельными отрядами стали пробиваться через плавни к станице Черноерковской. К 4 марта выход уцелевших отрядов 317-й и 351-й стрелковых дивизий из окружения закончился. 317-я, 351-я и 417-я стрелковые дивизии понесли очень большие потери и временно потеряли возможность вести наступательные действия – план окружения Славянской группировки противника провалился [7].
     Однако не так легко прошла контратака и для немцев. С прорывом наших частей, после первоначального замешательства, противник установил, что в руках советских войск оказались населенные пункты: Шедогуб, Свистельников, Отруб № 7 (эти хутора находились вдоль восточного берега реки Курка к северу от современной трассы Славянск – Темрюк – Е. Л.), Коржевский. Наши части перерезали главные коммуникации 49-го пехотного корпуса, захватили полевой склад боеприпасов в глубоком тылу, в 18 км западнее штаба 49-го пехотного корпуса и непрерывно атаковали армейский склад боеприпасов в районе Отруб № 7, его захват и уничтожение мог нанести крайне серьезный ущерб противнику. Прикрываясь со стороны Свистельников – Горлачев 1-м казачьим и 4-м охранным полками, немцы спешно собрали основную часть ударной группы под командованием командира 1-й горно-пехотной дивизии генерал-майора фон Штеттнера в районе Анастасиевской, чтобы нанести удар во фланг прорвавшимся советским войскам в общем направлении на Шедогуб (в направлении Войскового лимана на современной карте – Е. Л.). В состав группы вошли, кроме 1-го казачьего и 4-го охранного полков 42-й гренадерский полк 46-й пехотной дивизии (которая почти в полном составе уже была переброшена в Крым, а 42-й гренадерский полк должен был 27 февраля так же вылететь на самолетах в новое месторасположение), 2-й батальон 98-го горно-пехотного полка 1-й горно-пехотной дивизии и два дивизиона самоходных орудий. 28 февраля боевая группа противника начала наступление. Одновременно с ней, с целью перерезать перешеек у станицы Черноерковская, по которому шло снабжение наших войск, нанесла удар 13-я танковая дивизия немцев. В результате грамотного руководства и умелого использования имевшихся танковых частей немцам удалось нанести поражение двум нашим дивизиям и избежать серьезного кризиса в обороне. Однако это был лишь временный успех и вскоре, под давлением наших войск, противник вынужден был отойти на рубеж реки Курка [8].
     Так развивались события у соседей. А тем временем 77-я стрелковая дивизия, приведя в порядок свои части, в ночь на 28 февраля вновь перешла в наступление и в течение ночи и дня 28 февраля вела упорные бои за овладение хуторами Володьки и Крамари, но значительного продвижения не имела, встречая упорное сопротивление и постоянно подвергаясь налетам авиации противника. 
На следующий день 1 марта удалось достигнуть лишь небольшого успеха – левофланговый 276-й стрелковый полк продвинулся вдоль западного берега реки Протоки на 600 метров. В этот же день в 18.00 противник при поддержке артиллерии из района Володьки контратаковал силами до роты позиции 105-го стрелкового полка, но его атака была отбита.
     2 марта 77-я стрелковая дивизия вела бой на рубеже: Володьки – «кирп» - ПТФ и левым флангом продвинулась вперед – 276-й стрелковый полк, после предыдущих неудачных действий, начал приводиться в пример остальным частям. К исходу дня 324-й и 105-й стрелковые полки оставались на прежних рубежах, а 276-й стрелковый полк, разгромив противника в районе отметки 2,5, к исходу дня вышел в район сада в излучине реки Протока в двух километрах восточнее хутора Крамари. Справа в этот же день 417-я стрелковая дивизия овладела хутором Беликов. Слева, на восточном берегу Протоки, вела бой 7-я Гвардейская стрелковая бригада на рубеже лимана Бабичий (напротив хутора Галицын по другую сторону Протоки – Е. Л.). 
     3 марта ситуация почти не изменилась. 77-я стрелковая дивизия, перейдя в атаку правым флангом в направлении Володьки, Куричи, Погорелое особого успеха не имела, встречая упорное сопротивление пехоты и танков противника. К исходу дня 324-й стрелковый полк вышел на северную окраину Володьки, 105-й стрелковый полк продвинулся на 700 метров, 276-й стрелковый полк вел бой в районе сада в излучине реки Протока. 
     4 марта дивизия двумя полками наступала на Крамари и вдоль западного берега реки Протока, прикрываясь третьим полком на участке Володьки. К исходу дня полки занимали положение: 324-й стрелковый полк – в центральной части Володьки; 105-й стрелковый полк – в районе ПТФ; 276-й стрелковый полк, овладев садом, выдвигается к валу в излучине реки Протока.
     5 марта бои продолжались на прежних рубежах и лишь 6 марта наметился некоторый успех – 324-й стрелковый полк, подавив два станковых пулемета, смог выйти в южную часть хутора Володьки. 105-й стрелковый полк, овладев районом ПТФ, начал продвигаться в южном направлении. 276-й стрелковый полк вел бои за овладение валом в излучине реки Протока. 7 марта снова бои на прежних рубежах.
     8 марта командование приказало дивизии овладеть хутором Погорелое. В результате новых боев к вечеру 8 марта полки вышли на рубеж: 324-й стрелковый полк – вышел на южную окраину Володьки; 105-й стрелковый полк – на северной окраине сада хутора Крамари; вновь отличившийся 276-й стрелковый полк овладел сильно укрепленным валом в излучине реки Протока, выполнив свою ближайшую задачу. На следующий день 9 марта 77-я стрелковая дивизия прекратила активные наступательные действия и перешла к обороне, ведя разведку передовыми подразделениями в южном и юго-западном направлениях [9].

     До 15 марта дивизия находилась на своих прежних позициях, получая пополнения и приводя части в порядок, а 16 марта, выяснив, что немцы начали отходить, начала преследование и, встречая незначительное сопротивление заняла Куричи, Володьки, Погорелое, и к вечеру 16 марта вышла на рубеж: южная окраина Погорелое – канал юго-восточнее Погорелое, что вел из села к реке Протока. На следующий день дивизия осталась на тех же позициях для выяснения обстановки и вела разведку в направлении Петровская и колхоз имени Калинина (сегодня хутор Водный – Е. Л.). 18 марта полки пришли в движение и к концу дня вышли: 324-й и 105-й стрелковые полки достигли восточной окраины станицы Петровская; 276-й стрелковый полк вышел на северо-западную часть хутора Нещадимовский [10].
     19 марта 77-я стрелковая дивизия, не встречая противника, основными силами выдвинулась на юго-восточную окраину станицы Петровская, вынеся передовое охранение к поливочной станции в 2 км южнее Петровской и вела разведку в южном и юго-западном направлении. На следующий день 20 марта 105-й и 276-й стрелковые полки остались на южной окраине Петровской, там же сосредоточилась и артиллерия дивизии, а 324-й стрелковый полк вышел к каналу Черноерковский в 4 км южнее станицы Петровская. Разведка выяснила, что отошедший противник окопался вдоль южного берега канала Черноерковский. 21 и 22 марта дивизия не двигалась с места, ведя разведку, и передовыми отрядами вышла в район 800 метров севернее канала Черноерковский, и готовилась к новому наступлению. С 19 по 23 марта активность проявляла только артиллерия дивизии, огнем которой было уничтожено 2 минометных батареи, 7 пулеметов и до 40 фашистов, подавлена артбатарея и 5 станковых пулеметов [11].

     В ночь на 23 марта, сбивая арьергардные отряды противника, дивизия форсировала канал и к 12.00 с боем вышла на рубеж: хутор Храпко – отметка 2,0 (2-3 км к северо-западу от поселка Рисовый – Е. Л.). 276-й стрелковый полк окопался на южном берегу канала. 24 марта 77-я стрелковая дивизия, прикрывая левый фланг армии на рубеже отметка 2,2 – поливочная станция (2 км севернее Рисового – Е. Л.), вела разведку в направлении хутора Свистельников и к исходу дня занимала положение: 324-й стрелковый полк в районе отметки 2,2 с передовым охранением у хутора Храпко; 105-й стрелковый полк в районе поливочной станции с передовым охранением у отметки 2,0; 276-й стрелковый полк по прежнему на южном берегу канала Черноерковский. 25-28 марта дивизия оставалась на прежних рубежах, окапываясь и ведя разведку обороны противника [12].
     29 марта 77-я стрелковая дивизия сосредоточилась в районе отметка 2,0 – Храпко и, действуя из-за левого фланга 417-й стрелковой дивизии перешла в наступление. Наступление поначалу развивалось успешно и к 15.00 удалось выйти на рубеж: СТФ – отметка 3,2 юго-западнее Заготскот (6 км северо-западнее станицы Анастасиевская – Е. Л.) 30 марта дивизия во взаимодействии с 417-й стрелковой дивизией и 11-м горно-стрелковым корпусом наступала в прежнем направлении. 31 марта с 5.00, перейдя в наступление, дивизия к 18.00 вышла к юго-западной окраине Свистельников на рубеже ерик Чумаков, где встретила сильное организованное сопротивление противника с северо-восточной окраины Свистельников и сразу, понеся серьезные потери, дивизия закрепилась на достигнутых рубежах: 276-й стрелковый полк – в районе моста через ерик Чумаков; 105-й стрелковый полк – юго-восточнее моста через ерик Чумаков; 324-й стрелковый полк в районе отдельных домов северо-восточнее Свистельников. Справа наступала 276-я стрелковая дивизия, которой удалось временно овладеть Свистельников, слева 41-я Сухумская дивизия НКВД наступала в направлении Калабатка (сегодня район рыбхоза севернее хутора Красный Октябрь – Е. Л.) – Красный Октябрь. 1-3 апреля дивизия закреплялась на достигнутых рубежах в готовности с выходом 41-й Сухумской дивизии на западную окраину Свистельников наступать на центральную часть Свистельников и далее на рубеж реки Курка в районе отметки 1,5 – Калабатка [13]. Противник продолжал вести интенсивный огонь по позициям дивизии: сильный пулеметный огонь со стороны Свистельников, артиллерийский огонь из района Отруб № 7 и методичный обстрел шестиствольного миномета из района южной окраины Свистельников. Комдив полковник Кудинов отдал распоряжение подавить его и за минометом начал охоту весь 239-й артиллерийский полк, правда, без особого успеха. Но, по крайней мере, миномет стал стрелять не так часто и с осторожностью [14].
     4 апреля 77-я стрелковая дивизия в 4.00 частью сил перешла в наступление, действуя из-за левого фланга 41-й Сухумской дивизии, достигла юго-западной окраины Свистельников. Противник начал отступление. Серьезную поддержку в эти дни оказывала артиллерия. В боях за Свистельников с 29 марта по 4 апреля огнем 239-го артиллерийского полка дивизии было подавлено 16 пулеметов, две 105-мм артбатареи, четыре 81-мм минометных батареи, разрушено 7 блиндажей, уничтожено три пулемета, две повозки и до двух взводов пехоты. Основная часть сил дивизии пока оставалась на месте, прикрывая стык с 9-й Армией. Все дни с 1 по 4 апреля по боевым порядкам дивизии непрерывно наносила удары вражеская авиация, совершая в среднем около 150 самолето-вылетов в сутки. 5 апреля 77-я стрелковая дивизия, сменив части 276-й стрелковой дивизии в 3 км юго-западнее Свистельников, приступила к разведке на рубеже реки Курка в полосе: справа Свистельников, слева МТФ – Калабатка. К исходу дня передовые охранения дивизии вышли на рубеж 800-1000 метров восточнее реки Курка. 6-12 апреля дивизия закреплялась и вела разведку. С 5 по 12 апреля, пока пехотные части активности не проявляли, продолжалась артиллерийская дуэль советских и немецких артбатарей. В эти дни 239-м артиллерийским полком было подавлено 5 пулеметов, 4 миномета, одна 105-мм артбатарея, одна 75-мм артбатарея, одна 81-мм минометная батарея, разбито 5 блиндажей и уничтожено до двух взводов пехоты. Особенно активно действовала артиллерия противника из районов Светлый Путь, Красный Октябрь, МТФ в 1,5 км западнее хутора Калабатка, Курчанская, в том числе несколько тяжелых дальнобойных артбатарей. Наши артиллеристы с огорчением отмечали необычайно быструю засечку наблюдателями и звукометристами противника наших артбатарей и эффективную пристрелку по позициям артиллерии полка, что приводило к значительным потерям от вражеского огня [15].
     13 апреля новая атака. С 6.00 под прикрытием артподготовки, перейдя в наступление, дивизия в чрезвычайно трудных условиях медленно продвигалась к реке Курка, но была остановлена шквальным пулеметным и артиллерийско-минометным огнем противника с восточного берега Курки – это велся огонь уже непосредственно с «Голубой линии» - главного оборонительного рубежа немцев. Усилившийся нажим наших войск поставил немцев в очень трудную ситуацию, все имевшиеся резервы были уже введены в бой и затыкать новые дыры в обороне стало просто нечем. И немецкое командование пошло на отчаянные меры, приняв решение взорвать дамбу на реке Курка, вода в которой из-за таяния снега в горах и частых дождей была почти вровень с валами. Саперы заложили взрывчатку, прогремел мощнейший взрыв и вода хлынула через промоину на позиции наших частей, затопив все подступы к Курке, заполнив доверху и без того подтопленные окопы и нашим солдатам пришлось маскироваться в высокой траве и камышах. Напомним, дело происходило не в разгар лета, а в начале апреля. И вот в этих условиях нашим солдатам приходилось наступать! Некоторые подразделения продвигались по пояс в ледяной апрельской воде под непрерывным огнем противника. Дивизия, немного продвинувшись вперед, закрепилась на рубеже: 276-й стрелковый полк – в 400-500 метрах от дамбы в районе мостика через реку Курка; 105-й стрелковый полк – в 400 метрах восточнее отметки 1,5; 324-й стрелковый полк – в 150-200 метрах от дамбы в районе изгиба реки Курка южнее отметки 1,5. Атаки следовали одна за другой. В этот день одна из штурмовых групп в количестве 15-20 человек, проявляя чудеса героизма, сумела переправиться на западный берег Курки, но не поддержанная другими подразделениями, понесла потери и отошла обратно. Возможность захватить плацдарм на западном берегу Курки была упущена. Артиллерией за день было уничтожено 8 станковых пулеметов и до 60 пехотинцев, подавлена минометная батарея, два 75-мм орудия, 5 пулеметных точек, разрушено 8 ДЗОТов [16].
     14 апреля атаки продолжились. В течение дня нашим частям удалось выйти на восточный берег Курки, отбросив немцев за реку, но форсировать ее без хорошей артподдержки не удалось. Выйдя на восточный берег Курки, 77-я стрелковая дивизия закрепилась и в течение дня 15 апреля приводила свои подразделения в порядок. Тяжелейшие, кровопролитные бои за хутор Свистельников завершились. 16 апреля дивизия сдала свой участок обороны частям 276-й стрелковой дивизии и сосредоточилась в районе «Ветпункт». Только 239-й артиллерийский полк временно остался в подчинении 276-й стрелковой дивизии в районе МТФ (Свистельников). 19 апреля 77-я стрелковая дивизия была выведена из боев и маршем выдвинулась в район Петровская – канал Черноерковский – Погорелое, а затем отбыла на другие участки фронта [17].
     77-я стрелковая дивизия внесла свой посильный вклад в освобождение Славянского района от немецко-фашистских захватчиков, заслужив почет и искреннее уважение славянцев. И пока мы будем помнить подвиги наших дедов и прадедов – до тех пор сохраним мы уважение и к самим себе, и к своей собственной истории. Русский народ всегда был терпелив, но горе врагу, который вынуждает нас действовать.

Е.Е. Лютов


Список источников и литературы

1. Гречко А. А. Битва за Кавказ. М.: Военное издательство,1967. 424 с.
2. Центральный Архив Министерства Обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 402. Оп. 9575. Д. 75. Л. 26.
3. ЦАМО РФ. Ф. 1222. Оп. 1. Д. 9. Л. 44.
4. Там же. Л. 44–45.
5. Тике В. Марш на Кавказ. Битва за нефть. 1942–1943. М.: Эксмо, 2005. 448 с.
6. ЦАМО РФ. Ф. 1222. Оп. 1. Д. 9. Л. 45.
7. Гречко А. А. Битва за Кавказ. С. 310–312.
8. Тике В. Марш на Кавказ. С. 370–375.
9. ЦАМО РФ. Ф. 1222. Оп. 1. Д. 9. Л. 45–46.
10. ЦАМО РФ. Ф. 1222. Оп. 1. Д. 19. Л. 2.
11. Там же. Л. 2 об.
12. ЦАМО РФ. Ф. 1222. Оп. 1. Д. 9. Л. 46–47.
13. Там же. Л. 46-47.
14. ЦАМО РФ. Ф. 1222. Оп. 1. Д. 16. Л. 9.
15. ЦАМО РФ. Ф. 1222. Оп. 1. Д. 19. Л. 4 об. – 5 об. – 6.
16. Там же. Л. 7–7 об.
17. ЦАМО РФ. Ф. 1222. Оп. 1. Д. 9. Л. 48.

3 Ноябрь, 2015 / Просмотров: 1452 / ]]>Печать]]>
© 2017 Решмет Д.А.