«Эта вечная боль…» (из воспоминаний о Ханьковском концентрационном лагере (сентябрь 1942 – март 1943)

Из воспоминаний жителя х. Прикубанец Степана Тимофеевича Литовки

 «Сам лагерь находился в х. Ханьков, центром его являлся нынешний клуб. В самом помещении были сделаны многоярусные нары. Кругом здания клуба были еще многочисленные пристройки, в которых также были многоярусные нары. Все это с большой свободной территорией земли было огорожено колючей проволокой. Здесь и находились советские военнопленные, а также все граждане мужского пола, кого только фашисты могли забрать для каторжной работы и угона в Германию. В конце 1942 г. я и многие другие мужчины х. Прикубанец были забраны гитлеровцами и размещены в концентрационном лагере х. Ханьков. Здесь нас поделили по группам, а потом каждое утро на целый день гоняли на изнурительные работы. Наша, например, группа гонялась носить снаряды со станицы Славянской в ст. Анастасиевскую; другие группы гонялись для ремонта центральной дороги Славянская – Темрюк и т.д. Каждую ночь немцы расстреливали за зданием клуба множество узников: сначала больных, изнуренных, раненных предметами на работе, а затем и тех, кто провинился. При работе и в движении в дороге немцы расстреливать воздерживались, разве только за побег или же другое преступление. Но резиновой дубинкой били крепко, почти до полусмерти, а в лагере могут и расстрелять, что в большинстве и делали. Могилы в основном росли, где сейчас располагается тракторный парк и в направлении кургана. Это что я видел, когда нас вели колонной.

    На работу подбирали нас только здоровых, а всех других оставляли на месте, которых потом мы уже не видели, т.к. их расстреливали.

    В феврале 1943 г. я во время переноса снарядов со ст. Славянской, до ст. Анастасиевской сделал удачный побег. Остальные были угнаны в Германию, часть умерли от болезни в дороге, а также расстреляны.

    Наши с х. Прикубанец были следующие тов.:

  • Пронько Анатолий Иванович
  • Филоненко Поликарп
  • Тихоненко Иван Иванович
  • Коваленко Павел
  • Мазур Василий Иванович
  • Крыса Иван Федорович
  • Ждан Иван Алексеевич
  • Залесский Иван Гаврилович и т.д.

    Из них в живых остался только Пронько Анатолий Иванович, который проживает в х. Прикубанец Анастасиевского с/с.»

    23.12.1988 г.

 

Из воспоминаний Савчук Раисы Герасимовны

 

    «Да, это было в 1943 году. Страшно вспоминать. Пришла беда и на нашу территорию. Фашисты оккупировали наш район и наши хутора: Прикубанец, Ханьков, Кор-жевский, Свистельников и др. Сразу же при оккупации начались репрессии, расстрелы, насилие и грабежи. Громили все подряд.

  В Ханьковский клуб пригнали 4000 пленных и набили в разбитый клуб. Клуб был без окон, без дверей, без полов. На полу была гнилая, перетертая солома на которой сидели, лежали и стояли (кто как мог) пленные. Облетела весть о пленных по всем хуторам. Женщины собирались группами и несли им пищу в своих узелках. В одной из таких групп была и я.

  Когда мы принесли к клубу свои узелки, пленных не было. Один из охранников объяснил, что они пошли по снаряды в Славянскую. В здании остались только больные, которые уже ходить не могли. Мы попросились раздать им продукты. Фашист разрешил (он знал русский язык). Когда мы зашли, то увидели страшную картину: погибали молодые ребята лет 20 – 22. Их было человек 20. Я подошла к первому лежащему солдату и предложила пищу, он отказался, сказал: «Мне уже бесполезно, отдай тем, кто хоть немного передвигается».

  Когда мы раздали продукты и решили идти домой, увидели, что 4 фашиста гонят на горку группу солдат. Мы стали идти по бурьянам за ними. Нас интересовало, куда же их гонят? Пригнали к выкопанной яме. Построили в шеренгу и заставили петь Интернационал. Солдаты были разных национальностей. Между ними были и русские. Один из фашистов заставил солдат петь. Они начали петь. Пели громко. В этот момент мы пересчитали, их было 27 человек.

Застрочили автоматы, их тела начали падать в яму. Мы испугались и поползли по высоким бурьянам. Скрылись. Нам бы было тоже, если бы они нас видели.

  Так фашисты расстреливали каждый день. Есть живые женщины, которых нем-цы заставляли хоронить умерших с голода и расстрелянных наших пленных за глухой стеной этого клуба. Их там лежали тысячи. Клуб это памятник нашим молодым воинам, которые по несчастью попали в плен к фашистам. Они перенесли большие невзгоды: голод, холод, болезнь, расстрелы и другие зверства.

  Больше писать нет сил…»

 

31 Январь, 2012 / Просмотров: 1981 / ]]>Печать]]>
© 2019 Решмет Д.А.