Страницы освобождения, х. Бараниковский

    В ночь на 22 июня 1941 года многим колхозникам не спалось. Особенно молодым хлеборобам. Воскресный день правление колхоза решило провести необычно. Так как полевые работы завершены, намечалось массовое гуляние. В программу входили: выступление художественной самодеятельности, конноспортивные состязания, вольная борьба, конкурс песни и пляски. Торжественная часть предусматривала чествование передовиков.

    А в это время немецко-фашистские захватчики вплотную подошли к советской границе. Они ждали сигнала, чтобы обрушить на советских людей всю мощь гитлеровского гнета.

    Утро выдалось солнечным, теплым.

    Казалось голубая, синь неба льется потоком на влажную землю. В хатах задымили печи. По случаю выходного дня домохозяйки поднялись раньше, чтобы успеть с пирогами. К середине утра по колхозу разнеслась трагичная весть: война! Люди вдруг помрачнели, забыв о предстоящем торжестве. По домам разнесся женский плач. Мужчины заторопились в военкомат. В первый день война вырвала из колхозной семьи сотни хлеборобов. Не было ни одного дня, чтобы на фронт не уходили трактористы, комбайнеры, животноводы. На их места становились женщины, старики, подростки.

    Вскоре из каждой семьи на защиту Родины ушли мужчины. На хуторе стало тихо. По вечерам не раздавались звуки гармони, не слышалось песен, чаще доносился плач. Это приходили похоронки на погибших воинов.

    Колхоз продолжал выращивать хлеб, производить продукты животноводства. Трудно было людям, но каждый понимал – фронту нужны продукты питания.

    В сорок втором положение на фронте резко ухудшилось. Враг рвался на Кубань, стремясь овладеть богатым краем. Встревожились колхозники: как спасти народное добро. Решили животных отправить в глубокий тыл. С техникой было сложнее. Тракторы и комбайны частично доставили в безопасное место. А что не могли укрыть привели в негодность.

    Нашествие гитлеровцев – мрачные дни в жизни хлеборобов. Колхоз был разгромлен. Чтобы держать жителей в страхе, оккупанты устраивали облавы, расстреливали ни в чем не виновных людей. От рук палачей погибли многие хуторяне. Смертельная опасность нависла над многими семьями активистов и красноармейцев. Способные носить оружие уходили в партизанские отряды.

    Хутор часто навещала пожилая женщина, убеленная сединами. Это была Наталья Афанасьевна Панина. В партизанском отряде «Шторм», действовавшем в горах под Новороссийском, ее называли матерью. Народные мстители смело вступали в бой с фашистами, нарушали коммуникации врага. Наталья Афанасьевна пекла хлеб для партизан, стирала белье, штопала одежду, ей помогали женщины, которые проживали на хуторе Бараниковском, в этом отряде были и их земляки. О тех боевых днях Панина Н.А. рассказывала:

    «В отряде собрались бывалые люди. Многим из них пришлось участвовать в гражданской войне, изгонять белогвардейцев с Кубани. У каждого ненавистью горело сердце к поработителям! Мы дали клятву: смерть фашистским оккупантам! И многие гитлеровские вояки навечно остались лежать в нашей земле. Помню, окружили нас немцы со всех сторон! Казалось выхода нет, всем нам неминуемо угрожает гибель. Коммунисты отряда на коротком совещании решили: биться на смерть, на милость врага не рассчитывать. Да гитлеровцы не давали нам пощады. Они очень боялись партизан, называли нас бандитами.

    Боевых стычек с врагом у партизан было много. Партизаны устраивали засады, взрывали железнодорожное полотно, нападали на гарнизоны.
Местные жители помогали отряду, чем могли. Особенно было трудно с питанием. Иной раз партизаны по целым дням жили впроголодь. Однажды удалось отбить у немцев повозку с продовольствием. Подкрепившись хлебом и консервами, ребята снова уходили на задание».

    Многие участники Великой Отечественной войны за проявленное мужество и героизм были отмечены правительственными наградами. Среди них Константин Афанасьевич Коротов, Григорий Игнатьевич Камышин, Иван Максимович Васильченко, Ефим Емильянович Шелуха, Прокопий Павлович Лихошкин, Иван Иванович Целюрик и многие другие. А Павел Васильевич Леошко удостоен высших солдатских наград – он кавалер трех орденов Славы.

    Перед самой войной Дарья Игнатьевна Дубиновская за трудовые заслуги была награждена советским правительством орденом Ленина, который ей вручил в Москве Михаил Иванович Калинин. Дарья Игнатьевна в своих воспоминаниях рассказывала, что когда началась война, мужики ушли на фронт. В колхозе остались одни женщины, старики да подростки. Однако работа в хозяйстве не приостанавливалась. Потом наступили черные дни временной оккупации. Гитлеровцы разграбили колхоз за несколько дней. Как саранча набросились они на все то, что колхозники не успели эвакуировать. Девушек и молодых женщин увозили в Германию. Каждый день раздавались выстрелы, кто-то из хуторских прощался с жизнью.

    Дубиновская Д.М. вспоминала: «Как-то я была дома. Слышу: повозка протарахтела под окном. Выбежала – немцы и полицаи ведут жену Александра Емельяновича Легостаева, бывшего председателя колхоза. Она помахала нам рукой, дескать, прощайте, больше не увидимся. Ее расстреляли. А через день забрали ее дочь Любу. Девочке было 14 лет. С косичками, такая беленькая. Дали ей лопату в руки и сказали: «Вот здесь твоя мать закопала вещи. Рой яму». Потом девочке дважды выстелили в затылок. Она упала. Полицаи забросали ее землей. Потом, когда пришли наши, мы перезахоронили Любу. А могила ее матери осталась неизвестной.

    Пришла и моя очередь – забрали в комендатуру, которая размещалась в станице Петровской. Кто-то доложил немцам, что я награждена орденом Ленина. Но перед этим я собрала своих дочерей – Марину, Полину и Фросю – и вместе зарыли орден в землю. Я сказала им, кто останется в живых, придут наши, передайте им орден. В комендатуре я прикинулась дурочкой «Не знаю, где орден, кто-то украл». Меня сильно избили. Потом привезли домой, перерыли все закутки в поисках ордена. Один немец ударил мою дочь Полину по лицу. Кричит: «Русская свинья, ищи орден! Дочь налилась кровью, но ничего не сказала. Забрали у нас всю одежду, а посуду перебили. Потом еще раз наведывались в дом, но брать уже было нечего».

    О тех суровых годах вспоминает ветеран колхозного труда Мария Лукинична Крамаренко: «Я жила с семьей возле реки Протока. В 1943 году наши войска подошли к реке, но сразу не переправились: немцы успели укрепить новый берег. Однажды вечером я пробралась сквозь камыши к берегу, чтобы хоть одним глазом увидеть своих солдат. Меня заметили с того берега помахали руками. Сердце у меня забилось от радости. По взмахам рук я поняла, что наши вот-вот будут здесь. А ночью ко мне осторожно постучали. «Свои, немцы так не стучат» Открыла дверь – трое в советской форме. Сбегала до деда Ткаченко и Ивана Торяна. Так и так говорю надо покормить дорогих разведчиков. Ткаченко прятал от немцев небольшого кабанчика. Говорит мне: сейчас накроем стол. Кое-как сготовили поздний ужин. Вместе с разведчиками торопливо покушали. И они тут же растаяли в ночной темноте.

    Утром немцы всполошились. Разведчики проникли к ним в тыл, бесшумно уничтожили несколько солдат и офицеров, повредили телефонный кабель. Не знаю, как получилось, но немцы, видимо заподозрили, что разведчики без нашей помощи не обошлись. В качестве заложников всех нас арестовали и приговорили к расстрелу.

    К вечеру согнали в какой-то баз. Немцы включили сильные прожекторы, чтобы ярче было зрелище массового убийства. Но они не успели совершить свое гнусное дело. Неожиданно раздался залп «Катюш».

    - Бежим! – крикнул мне Торян и за руку приподнял с земли. Ни чуя под собой ног, бросилась в ближайшие камыши. А утром наш хутор заняли советские войска. За одну ночь я поседела.

    Босые, голодные, мы все силы отдавали восстановлению колхоза, посылали хлеб нашим бойцам на фронт. Очень плохо было с обувью. Походишь по стерне целый день – ноги в крови. Терпели, мы были готовы на самые тяжкие лишения, лишь бы скорее разгромить ненавистного врага, приблизить день победы».

    До седьмого пота трудились люди в колхозе. И строили и хлеб растили. На хуторе Бараниковском насчитывалось 180 полуразрушенных домов, в которых проживало 720 человек. Руководил ими инвалид Великой Отечественной войны Федор Иванович Матвийченко.

    Всего из хуторов Бараниковского, Нещадимовского, Семисводного, Губернаторского ушли защищать свою Родину 738 человек, 333 воина- солдата не вернулись с войны. Они пали в боях, защищая честь, свободу и независимость Родины.

20 Март, 2012 / Просмотров: 2404 / ]]>Печать]]>
© 2019 Решмет Д.А.