Войсковой атаман Кубанского казачьего войска в Зарубежье В.Г. Науменко. Страницы военной службы

Науменко с отцом

Вячеслав Григорьевич Науменко (1883-1979), уроженец ст. Петровской Кубанской области, фигура недостаточно освещенная в отечественной историографии. Боевой офицер, участник Первой мировой войны, после революции 1917 года в рядах Белой армии. С 1920 по 1958 год занимал должность Войскового Атамана Кубанского казачьего войска в Зарубежье, приложив все свои силы для сохранения казачества в эмиграции.

Вячеслав Григорьевич Науменко прослужил в армии царской России 20 лет. Пройдя путь от казака до генерал-майора Генерального Штаба, Войскового атамана Кубанского казачьего войска в Зарубежье, он стал высококлассным военным профессионалом. Этот процесс можно разделить на три взаимосвязанных периода: служба В.Г. Науменко в мирное время, участие в Первой мировой и Гражданской войнах.

    Службу В.Г. Науменко в мирное время можно анализировать по следующим этапам: учеба в Николаевском кавалерийском училище; период офицерского становления (1903 -1911 гг.); учеба в Академии Генерального Штаба (1911-1914 гг.).

    Именно учеба В.Г. Науменко в училище дала ему стартовую возможность стать высококлассным профессионалом. Максимально сосредоточившись на учебе и достигнув здесь значительных успехов, был произведен 18 октября 1902 г. в унтер-офицеры, а 21 января 1903 г. в портупей-юнкера. 10 августа 1903 года, по окончании полного курса наук в училище по 1 разряду, произведен в хорунжие 1-го Полтавского полка Кубанского казачьего войска.  В войска поступил молодой офицер с хорошей профессиональной подготовкой и морально-психологической закалкой, необходимой для дальнейшей военной службы. 

    Изучение послужных списков В.Г. Науменко показывает, что в войсках он продолжил свою профессиональную подготовку, подкрепляя теоретические знания практическими навыками. 

    С 15 июня по 3 августа 1904 г. Младший офицер 4-й сотни 1-го Полтавского полка Кубанского казачьего войска Вячеслав Григорьевич Науменко находился в командировке в 1-м Кавказском саперном батальоне для изучения саперного подрывного и железнодорожного дела. По окончанию стажировки, при испытании показал «отличные» успехи. С 18 сентября 1904 г. переведен в 5-ю сотню на должность младшего офицера.

    8 марта по 11 мая 1905 г. находился в командировке во 2-м Кавказском саперном батальоне, где изучал телеграфное дело, при испытании показал «хорошие» успехи.

    С 24 августа по 6 ноября 1905 г. командирован в г. Саратов, где принимал участие в военно-конской переписи. 

    3 января 1906 г. назначен заведующим нестроевыми нижними чинами.

    С 15 декабря 1906 г. является начальником полковой учебной команды.

    1 июня 1907 г. произведен в сотники, а 10 сентября 1907 г. В.Г. Науменко назначен на должность полкового адъютанта 1-го Полтавского полка Кубанского казачьего войска. 

Науменко с братом Александром

    Анализ доступных источников показывает, что не все события в жизни и службе молодого казачьего офицера Науменко отразились в его послужном списке. Как отмечает Н.А. Корсакова, будучи начальником полковой учебной команды, в октябре-ноябре 1906 года Вячеслав Григорьевич Науменко был прикомандирован к Конвою Наместника Его Императорского Величества и Главнокомандующего на Кавказе графа И.И. Воронцова-Дашкова и сопровождал его в поездках по Кавказу. За отличную службу он получил серебряный бокал с дарственной надписью за безупречную службу, который хранился в Кубанском войсковом музее в США, а ныне передан его дочерью на Родину.

    Завершающим этапом становления молодого офицера как военного профессионала явилось обучение в Николаевской академии генерального штаба. Из многочисленных свидетельств мы знаем, как не просто было выдержать вступительные испытания при поступлении в Академию генерального штаба, тем более офицеру из провинции и не имеющего высокопоставленных родственников. На примере героя нашего исследования это наглядно видно. 

    26 февраля 1909 г. сотник Науменко командирован в Тифлис для держания предварительного экзамена при окружном штабе для поступления в Николаевскую академию генерального штаба. 26 июня 1909 г. он командируется в Санкт-Петербург для держания вступительного экзамена на право поступления в академию. Отчислен из академии по невыдержании экзамена. 

    14 октября 1909 г. Вячеслава Григорьевича Науменко переводят в кадр 2-го Полтавского полка, а 25 октября 1909 г. он прикомандируется к войсковому штабу Кубанского казачьего войска. Однако желание поступить и учиться в Академии генерального штаба его не оставило.  

    8 августа 1910 г. сотник Науменко повторно командирован в академию для держания экзамена. 5 октября 1910 г. произведен в подъесаулы, но в академию не принят по конкурсу и 20 октября того же года возвращается из командировки в полк. И лишь третья попытка оказалась удачной для настойчивого казачьего офицера из провинциальной Кубанской области. 

    25 августа 1911 г. подъесаул Науменко командирован в академию. 10 октября 1911 г. по выдержании экзамена зачислен в младший класс академии. 

    Годы обучения в Николаевской академии генерального штаба весьма значимы в судьбе В.Г. Науменко. Именно здесь будущий вождь кубанского казачества в эмиграции приобрел необходимую теоретическую подготовку для дальнейшего карьерного роста на военной службе и став высококлассным профессионалом. 

    В связи с этим интересно проследить эволюцию молодого казачьего офицера в стенах Николаевской академии генерального штаба, сравнив две разные характеристики. Из аттестации на Вячеслава Григорьевича Науменко, данной ему командиром 2-го Полтавского полка, следует: «…в кадре полка не служил, почему выписывается аттестация 1-го Полтавского полка: «К службе относится с усердием и любит ее. Здоров, военно-походную жизнь перенесет свободно. Энергичен, решителен. Ездит верхом очень смело. Иногда бывает забывчив и несосредоточен, но очень деятелен и сообразителен. Со всякой работой разбирается свободно. Больше любит полевую работу. Честный. В кампании изредка выпивает, но из границ приличия не выходит. Должность полкового адъютанта исполняет хорошо. К командованию сотней не подготовлен. Очень небережлив, имеет долги. В общем хороший».

    А вот какую аттестационную характеристику В.Г. Науменко получает в 1914 году после  завершения курса обучения: «К делу службы относится с любовью и горячо. Пробелы опытности успешно устраняются остротой ума и той живости, которые характеризуют в нем кавалерийского офицера. Совершено здоров. О нижних чинах заботлив. Толков, распорядителен, смел, но корректен. Отважный ездок, и вид на коне привлекательного казака. Теоретически знаком со сводом главнейших правил военного дела, что в связи к этому делу заметно развивает его кругозор. Вообще он видимо любит военное дело, строг тоже, ищет разъяснений, любит поспорить, силен духом. При живости характера ощущает перемены служебного роста. Отличный товарищ. Счастлив в семье».

    8 мая 1914 года подъесаул Науменко окончил курс академии по 1 разряду и за отличные успехи в науках награжден орденом Св. Станислава 3 ст., причислен к Генеральному штабу и отчислен от академии в штаб Кавказского военного округа.

    22 июля 1914 г., прибыв в округ, получает назначение в 1-ю льготную Кубанскую (позднее 1-ю Кубанскую казачью) дивизию, на должность старшего адъютанта штаба дивизии. Здесь он и встретил известие о начале Первой мировой войны. Как видно из краткой записки о службе В.Г. Науменко, составленной в 1917 г., «…в делах и походах против Австро-Венгрии и Германии с 1 августа 1914 г.», а уже 30 августа 1914 г. был ранен в бою под г. Стрый в Галиции. 

    Как показывает анализ послужного списка подполковника Науменко приводимого в книге «Атаман В.Г.Науменко и его «Хроника», почти ежедневно ему приходилось участвовать в боях на протяжении 1914 -1917 гг. 

    Казачье воспитание, практический опыт приобретенный за годы службы  в 1-м Полтавском казачьем им. атамана Сидора Белого полку, теоретические знания военного дела полученные в академии Генерального штаба, сделали из молодого пытливого казака блестящего боевого офицера. Защищая  Родину на фронтах Первой мировой войны Вячеслав Григорьевич Науменко удостоился следующих наград:

 

  1. орден Св. Анны 4 ст. с надписью за храбрость – «за участие в боях 1 периода войны» (до 21 августа 1914 г.) (приказ по 8 армии за № 235 от 15 декабря 1914 г.)
  2. Георгиевское оружие (приказ по 8 армии за № 252 от 24 декабря 1914 г.)
  3. орден Св. Анны 3 ст. с мечами и бантом – «за Карпатский переход дивизии и, в частности, за отличие в бою под Майданкой 25 сентября 1914 г.» (приказ по 8 армии за № 274 от 7 февраля 1915 г.)
  4. орден Св.Станислава 2 ст. с мечами – «за участие в бою под Над¬ворной и у с. Гвоздь 16 и 17 сентября 1914 г.» (Высочайший приказ от 6 апреля 1915 г.)
  5. орден Св. Владимира 4 ст. с мечами и бантом – «за то, что в бою 30 августа 1914 г. под Стрыем, будучи ранен, остался в строю, продолжая исполнять свою обязанность» (Высочайший приказ от 6 марта 1915 г.)
  6. Французская военная медаль  (приказ по дивизии за № 77 п.1, 1915 г.)
  7. орден Св. Анны 2 ст. с мечами (приказ по 10 армии за № 177 от 29 января 1916 г.)
  8. Высочайшее Благоволение (Высочайший приказ от 7 Февраля 1917 г.).

 

    В фондах Государственного архива Краснодарского края сохранилась переписка наградного отдела штаба 8-й армии с начальником штаба 1-й льготной Кавказской казачьей дивизии о награждении В.Г. Науменко наградами за боевые заслуги:

    «Телеграмма от 12.01.1916 г. в штаб 1-й Кубанской дивизии. Представление капитана Науменко ордену Владимира четвертой направлено главный Штаб 21 декабря 1914 г. номером 6370. Результат неизвестен. Наградное 71415.».

    «Телеграмма от 15.01.1916 г. в штаб 1-й Кубанской дивизии. Капитан Науменко награжден орденом Анны третьей мечами бантом приказом по 8-й армии 1915 года 7 февраля, номер 274. Орденом Станислава второй высочайшим приказом шестого апреля 1915 г. номер 338.».

    Помимо сухих строчек штабной переписки имеются красноречивые высказывания сослуживцев и начальников, отметивших его самоотверженность и профессионализм. В наградном листе к Георгиевскому оружию начальник 1-й льготной Кубанской казачьей дивизии генерал-лейтенант Стахович отмечал: «В бою под Делятиным утром 25 октября положение отряда было чрезвычайно тяже¬лое: ночной атакой австрийцы сбили правый фланг и заняли высоту 614. Два с четвертью батальона, десять сотен и восемь орудий занимали страшно растянутую позицию. Правый фланг был сбит и шел параллельно пути отступления, вся внутренность позиции обстреливалась ружейным огнем. Так как части заняли свои позиции после ночного боя, то важнее всего было разобраться в обстановке, и разместить свои сипы возможно рациональнее, чтобы додержаться на позиции до полудня, когда ожидалось подкрепление. С рассветом, когда австрийцы возобновили свое наступление, я вышел на позицию и совершенно не мог определить, как стоят части. Я немедленно поручил исполняющему обязанности начальника штаба отряда подъесаула Науменко обойти всю позицию и дать указание, как именно на¬до расположить войска. Подъесаул Науменко доблестно, самоотверженно исполнил это важное поручение. Он пешком, под страшно сильным ружейным огнем противника обошел всю позицию до крайнего его правого фланга, прислал несколько обстоятельных донесений, которые меня ориентировали в обстановке, а главное, исправил расположение рот и разъяснил лично всем начальникам участков обстановку. Это искусное и храброе исполне¬ние моего поручения дало возможность отряду удержаться до подхода подкреплений, а мне разумно распорядиться этими подкреплениями. Словом это дало отряду победу». 

    Из переписки о даровании В.Г. Науменко 2-х лет старшинства за выслугу и за ранение следует, что в бою 30 августа 1914 г. он, выполняя впереди вверенного генералу Стаховичу конного отряда серьезную боевую разведку, был ранен в ногу, но остался в строю. Генерал Стахович отмечал: «В течение целого года капитан Hayменко на моих глазах непрерывно нес боевую службу, всегда был образцом беззаветного мужества и поразитель¬ной добросовестности. Это выдающийся боевой офицер Генерального штаба».

    Февральскую революцию 1917 года будущий Войсковой атаман кубанского казачьего войска встретил на фронте. 9 февраля 1917 г. В.Г. Науменко назначается офицером для поручений при штабе 31-го армейского корпуса. 2 апреля 1917 г. его производят в чин подполковника, 14 августа 1917 г. назначен на должность старшего адъютанта отделения генерал-квартирмейстера штаба Особой армии. Таким образом, мы видим, что в условиях развала армии и фронта, политической неразберихи, герой нашего исследования верный военной присяге, продолжает службу.   

    К осени 1917 г. внутриполитическая обстановка в стране стала накаляться и для В.Г. Науменко, как и для большинства российских офицеров война закончилась, необходимо было определяться с дальнейшими планами и своим местом в бурлящем российском обществе.

    Можно со всей определенностью сказать что Первая мировая война явилась тем испытанием которое закалило будущего предводителя кубанского казачества, позволило приобрести бесценный боевой опыт, раскрыться как личности. Пройдя через испытание войны В.Г. Науменко занял достойное место в рядах боевого российского офицерства, своим примером еще раз доказав что кубанские казачьи династии, аккумулируя опыт поколений, остаются опорой России.

    Вернувшись с фронта, домой, на Кубань, об отдыхе и спокойствии думать не приходилось. В Кубанской области как и по всей стране было неспокойно, политическая обстановка осложнялась с каждым днем. В этой ситуации подполковник Науменко, исходя из своих убеждений и понимания своего долга перед Россией и Кубанью, сделал своей выбор, став в ряды сил борющихся против Советской власти. В его военной карьере начинается новый, тяжелый этап – борьбы и противостояния со своими соотечественниками.

    В непростые, смутные времена Революции достаточно сложно в точности реконструировать изменения в карьере российского офицерства. Как видно из краткой записки о службе, хранящейся в Российском государственном военно-историческом архиве,  16 декабря 1917 года Науменко назначается на должность начальника штаба 4-ой Кавказской казачьей дивизии. Очевидно, это назначение так и осталось на бумаге, не поспевая за реальными событиями. По сведениям Ф.И. Елисеева, историка казачьего Зарубежья, 28.11. 1917 года, подполковник Науменко назначается  на должность начальника Полевого штаба войск Кубанской области, которую исполнял до соединения с Добровольческой армией генерала Корнилова.  За это короткое время сменилось четыре командующих Кубанской армией, и на начальнике штаба лежала вся тяжесть оперативных боевых действий. Как вспоминал позднее бывший Войсковой атаман Кубанского казачьего войска А.П. Филимонов, именно начальник Полевого штаба подполковник Науменко на секретном совещании военных и гражданских чинов 22 февраля 1918 г. сделал обстоятельный доклад о складывающейся оперативной обстановке. На основании его информации было принято решении об эвакуации из Екатеринодара Кубанского Войскового правительства и Кубанской рады и идти на соединение с генералом Корниловым.  

    4.03.1918 года В.Г. Науменко производится в чин полковника, и дальнейшая его военная карьера развивалась в рядах Добровольческой армии и Вооруженных Сил Юга России. Из сухого повествования послужного списка полковника Науменко видно следующее: «…10 марта 1918 г. в бою под аулом Вочепший Кубанской области. 11-12 марта 1918 г. в бою под ст. Калужской Кубанской области. С 3 мая по 7 июня 1918 г. в походе Добровольческой Армии исполнял обязанности начальника штаба Кубанского конного отряда и казачьей бригады. Участвовал в обеспечении левого фланга Армии, расположенного в районе станицы Мечетинской и Егорлыкской Донской области».   

    8 июня 1918 года он назначается командиром 1-го Кубанского полка. 2-й Кубанский поход Добровольческой армии закончился освобождением значительной территории Кубани и взятием г. Екатеринодара, большая заслуга в этом казаков 1-го Кубанского полка и лично В.Г. Науменко. Много позднее, уже в эмиграции, он напишет и опубликует статью «Взятие Екатеринодара 2 августа 1918 года», в которой ни словом не обмолвился о себе лично и о своей решающей роли, как командира, в этой операции. В этом просматривается одна из черт его характера - скромность. В последствии 1-й Кубанский полк был переименован в Корниловский, и именно В.Г. Науменко был инициатором этого. Дело в том, что после захвата г. Ставрополя партизанами полковника А.Г. Шкуро, там началось формирование полка из казаков Лабинского отдела Кубанского войска. Согласно прежней системе территориального комплектования, полк стал называться 1-м Кубанским. Таким образом, в Добровольческой армии появилось два полка, одинаковых по номеру и названию. Вследствие этого полковник Науменко подал рапорт командующему Добровольческой армией генерал-лейтенанту А.И. Деникину: «В воздание заслуг перед Родиной, за все труды, лишения и отменную боевую работу вверенный мне 1-й Кубанский полк прошу переименовать в Корниловский, в честь национального русского героя генерала Лавра Георгиевича Корнилова». Деникин рапорт утвердил.

    После успешных действий во время 2-го Кубанского похода, полковник Науменко получает под свое командование бригаду и перебрасывается на Армавирское направление. Здесь ему пришлось воевать под началом будущего Главнокомандующего Вооруженными Силами Юга России барона П.Н. Врангеля, который 22 ноября 1918 г. за боевые отличия представил его к производству в чин генерал-майора. Позднее, возвращаясь к событиям осени 1918 г., барон Врангель отметит: «…Из двух командиров бригад я имел прекрасного помощника в лице командира 1-й бригады генерального штаба полковника Науменко, храброго и способного офицера…».

    Незаурядные личные качества, знания и опыт, уважение сослуживцев, благоприятствовали дальнейшей военной карьере В.Г. Науменко. 19.11. 1918 года его назначают начальником 1-й конной дивизии, 8.12.1918 года ему присваивается чин генерал-майора, а 1.02.1919 г. избирают Походным атаманом Кубанского казачьего войска. В сентябре 1919 г. он покидает этот пост в связи с обострением политической борьбы между руководством Добровольческой армии и наиболее радикальной частью Кубанской Рады. 

    11.10.1919 года, по просьбе П.Н.Врангеля, В.Г. Науменко назначается командиром 2-ого конного корпуса. К зиме 1920 года уже четко обозначились разложение и упадок соединений Белой армии, которая начинает откатываться к югу, а бои уже шли на территории Кубани. Тем не менее, 2-й конный корпус которым командовал генерал Науменко оставался одним из боеспособных соединений Добровольческой армии. Полковник Ф.И. Елисеев, служивший под началом Науменко, и командовавший 1-м Лабинским полком, а затем 2-й Кубанской казачьей дивизией в своих воспоминаниях отмечал: «На правом фланге армий, 2-й Кубанский конный корпус генерала Науменко твердо держал плацдарм перед железнодорожной узловой станцией Кавказская (на линии Новороссийск – Ставрополь, Ростов – Баку); в ходе конных атак он продвинулся с корпусом на 25 верст севернее этого узла, разбив и частично взяв в плен части красных (до двух стрелковых дивизий)…». 

    Однако успехи отдельных частей не могли изменить судьбу всего Белого движения. Исход борьбы на юге России был предрешен, к концу апреля 1920 года Добровольческая армия эвакуировалась в Крым, а казачьи части, отступавшие в направлении Сочи и Туапсе сложили оружие.   

    К периоду завершения вооруженной борьбы Добровольческой армии на территории Кубани весной 1920 года относится один странный и малоизученный эпизод в военной карьере В.Г. Науменко, а именно сложение своих командирских обязанностей на посту командира 2-го конного корпуса и эвакуация в Крым. В известной работе советского историка И.Я. Куценко «Кубанское казачество» этот факт преподносится несколько эмоционально и без должного анализа: «…Позорно бросили своих казаков также генералы Улагай, Шкуро, Науменко, Бабиев…».

    Трудно согласиться с безаппеляционностью такого утверждения, зная, что как сам Науменко, так и лица, перечисленные с ним, не раз доказывали личную храбрость и верность казачьему братству. К тому же Науменко был достаточно осторожным человеком и щепетильно относился к своей репутации, поэтому он не пошел бы на сделку со своей совестью, даже в условиях краха армии. 

    Здесь в очередной раз сыграли отрицательную роль внутриполитические разногласия между руководством Добровольческой армией и кубанского казачества. Полковник Ф.И.Елисеев, описывая эти дни, вспоминал: «У атамана Букретова вероятно, про¬изошло какое-то столкновение с Глав¬нокомандующим генералом Врангелем. Последний задержал атамана в Крыму, не разрешив ему вернуться на кавказ¬ское побережье. За Букретова вступились атаманы Дона и Терека - генералы Бо¬гаевский и Вдовенко, заявляя, что вой¬сковые атаманы Врангелю не подчи¬нены. После этого Букретов был отпу¬щен Врангелем, прибыл к нам, и вот мы читаем его приказ по войску: «Гене¬ралам Улагаю, Науменко, Шкуро, Ба¬биеву и Муравьеву немедленно выехать в Крым, в распоряжение генерала Вран¬геля, взяв с собою верховых лошадей, вестовых казаков, с получением жало¬ванья за два месяца вперед. Больше никто не может с ними следовать в Крым». Тем не менее, такой поступок высших чинов Добровольческой армии и к тому же казачьих предводителей вызвал удивление сослуживцев и подчиненных - «…Странно было то, что никто из отъезжающих в Крым генералов не отдал напоследок никакого приказа своим частям, даже не попрощался с ними, как полагается в таких случаях». 

    Несколько проясняется данная ситуация в воспоминаниях П.Н.Врангеля. По его словам атаман Букретов отказался отдать приказ об эвакуации кубанских частей в Крым, после чего Букретова в ультимативной форме вынудили взять командование кубанцами на себя, откомандировав в распоряжение Врангеля Улагая, Шкуро, Науменко, Бабиева. Для нас интересны мотивы такого поступка П.Н. Врангеля - то ли это желание иметь в своем распоряжении умелые, храбрые, проверенные кадры для дальнейшей борьбы с большевиками, то ли это забота о боевых соратниках, желание вывести их из под удара? Сейчас на этот вопрос трудно ответить.

    В Крыму генерал-майор Науменко возглавил конный корпус, а затем конную группу после смерти генерала Бабиева. Принимал участие в Заднепровской операции, в одном из боев был ранен и эвакуирован в Сербию. 

    Участие в боевых действиях Русской армии барона Врангеля в Крыму явилось завершающим этапом в военной карьере Вячеслава Григорьевича Науменко. Разделив с большинством своих соратников по борьбе судьбу изгнанника, осенью 1920 года, он был избран Войсковым атаманом Кубанского казачьего войска, став на самую высшую ступень в иерархии кубанского казачества.

    Должность Войскового атамана В.Г. Науменко занимал 38 лет, с 1920 по 1958 гг., однако его деятельность на этом посту носила не военный, а политический характер, в том числе и в период Второй мировой войны. Вообще же деятельность атамана Науменко в годы Второй мировой войны не подвергалась детальному рассмотрению в отечественной историографии, что не дает возможности составить его исторический портрет и дать полноценную оценку места и роли в историческом процессе. Для восполнения этого пробела мы обратимся к данному сюжету отдельно и чуть ниже.

    Что же касается анализа военной карьеры Науменко, можно отметить следующее, отдав служению России два десятка лет, он прошел непростой путь от юнкера до генерал-майора Генерального штаба, и, следуя воинской присяге и пониманию своего долга перед Родиной, защищал свою Отчизну от внешних и внутренних врагов. Анализ военной службы В.Г. Науменко в мирное время показывает, что в этот период он активно овладевает практическими навыками военной профессии, регулярно проходя стажировку и изучая новые военные специальности.  Несомненно, большую роль в формировании строевого офицера играли его личные качества - воля, работоспособность, ответственное отношение к самосовершенствованию. Из аттестации на В.Г. Науменко, данной в 1911 году, следует: «К службе относится с усердием и любит ее. Здоров; военно-походную жизнь переносит свободно. Энергичен, решителен. Ездит верхом очень смело. Иногда бывает забывчив и не сосредоточен, но очень деятелен и сообразителен. Со всякой работой разбирается свободно. Больше любит полевую работу…». 

    Однако, несмотря на свое пристрастие к полевой службе молодой казачий офицер понимал, что для дальнейшей военной карьеры необходимо получить глубокие теоретические знания в области военного искусства, что было возможно только в Николаевской академии Генерального штаба, став элитой российской армии. Учеба В.Г. Науменко в Академии Генерального Штаба создала теоретический плацдарм для дальнейшего прохождения службы на высоких офицерских должностях и завершила мирный период в военной карьере будущего Войскового атамана Кубанского казачьего войска.

    Начало Первой мировой войны знаменует новый этап в жизни В.Г. Науменко. Именно в условиях реальных боевых действий пришлось применять полученные в полку и академии навыки и знания. Полученные награды и отзывы командиров свидетельствуют о храбрости, смекалке, решительности, умении нестандартно мыслить. В период 1914-1917 гг. В.Г. Науменко не только показал прекрасные качества строевого офицера, но и получил опыт штабной работы, что пригодится ему в будущем.

    В ходе Гражданской войны на юге России, где В.Г. Науменко принимал деятельное участие, ему пришлось побывать и на штабных должностях и командовать различными воинскими соединениями. Но надо отметить, что особых военных побед, В.Г. Науменко как полководец, не одержал. И это наверно закономерно, так как в кровопролитной войне со своим народом, не может быть победителей. Тем не менее, к завершению Гражданской войны, и соответственно своей военной карьеры, В.Г. Науменко имел богатый боевой опыт на штабных и строевых должностях, обширный перечень наград страны, которой уже не было, но которой он будет служить всю жизнь, два ранения, пустые карманы (в финансовом плане), и надежду на лучшее будущее. Стандартный эпилог военной карьеры подавляющего большинства российского офицерского корпуса  XX века.

А.В. Дюкарев

Список использованных источников и литературы

 

  1. РГВИА. Ф. 400. оп. 12. Д.26972. 
  2. РГВИА. Ф.409. П /с 164-666. 
  3. РГВИА. Ф.409. Оп. 3. Д. 6257. 
  4. РГВИА. Ф.2000. Оп. 1. Д. 4586. 
  5. ГАКК. Ф. 438. Оп. 1. Д. 37. 
  6. Атаман В.Г.Науменко и его «Хроника». - Краснодар, ОИПЦ «Перспективы образования», 2006. 
  7. Врангель, П.Н. Записки / Трагедия казачества: В 2 т. Т.1. / П.Н. Врангель. - М.: Терра, 1996. 
  8. Елисеев, Ф. Кубань в огне / Ф. Елисеев // Кубанец. - 1996. 
  9. Елисеев, Ф.И. С Корниловским конным / Ф.И. Елисеев; Составление, предисловие, ук., илл. П.Н. Стрелянов (Калабухов). - М.: ООО «Издательство АСТ»: ООО «Издательство Астрель», 2003. 
  10. Корсакова, Н. Возвращение реликвий / Н. Корсакова // Станица. - 2005. - № 3. 
  11. Корсакова, Н.А. Атаман В.Г.Науменко. Страницы биографии / Н.А.Корсакова // Атаман В.Г.Науменко и его «Хроника». - Краснодар, ОИПЦ «Перспективы образования», 2006. 
  12. Куценко, И.Я. Кубанское казачество / И.Я. Куценко. - Краснодар: Краснодарское книжное изд-во, 1993.
  13. Науменко, В.Г. Взятие Екатеринодара 2 августа 1918 года / В.Г. Науменко // Кубанский исторический и литературный сборник. - Блаувельт, 1961. - № 13. 
  14. Филимонов, А.П. Кубанцы / А.П. Филимонов // Белое дело. Т. 2. - Берлин, 1927. 

 

 

4 Март, 2012 / Просмотров: 5576 / ]]>Печать]]>
© 2017 Решмет Д.А.