«Голь на выдумки хитра» или казачьи городки из лодок

      В истории казачьего фортификационного искусства XV-XVII вв. существует еще немало интересных тем, ожидающих пытливых исследователей. Так, мало кто из историков казачества знает, что наряду с долговременными фортификационными сооружениями, окружавшими казачьи городки на Дону и Днепре, казаки строили временные фортификационные сооружения. Необходимость в возведении таких укреплений возникала у казаков во время их многочисленных военных походов, совершавшихся не только по суше, но и по воде. Если во время сухопутных походов казаки строили укрепленные лагеря из телег, то во время походов по морям и рекам для возведения стен лагеря использовались корпуса судов. В настоящей работе мы рассмотрим сведения о случаях постройки городков из лодок, зафиксированные в письменных источниках XVII века. 
      На протяжении XV-XVII вв. донские и запорожские казаки совершали многочисленные военные походы по Азовскому и Черному морям. Эти многотрудные походы к берегам Тамани, Крыма, Анатолии и даже Босфора зачастую имели целью добычу зипунов, то есть военных трофеев. Для донских казаков добыча, позаимствованная у турок и татар в результате морских походов, была основной статьей доходов вплоть до конца XVII века. Иными словами, казаки жили за счет разбоя, преимущественно морского. Генерал Патрик Гордон, познакомившийся с донскими казаками во время Азовских походов 1695-1696 гг., писал: «…на Дону строго воспрещено сеять или жать какое-либо зерно… Так они поступают, дабы принудить себя добывать средства жизни пиратством на Меотийском озере (Азовское море – Р. Р.) и Черном море» [1]. 
      В ходе морских походов казакам нередко приходилось не только атаковать противника, но и обороняться самим, в том числе и на суше. При этом казаки использовали оригинальные укрепления, которые служат хорошей иллюстрацией русской пословицы «голь на выдумки хитра». При возникновении опасности быть окруженными превосходящими силами противника казаки вытаскивали на сушу свои суда (чайки, струги), переворачивали, и сооружали из них импровизированное укрепление. 
      Самое раннее упоминание о постройке такого городка из лодок содержится в описании Адахунского морского сражения, произошедшего у берегов Таманского полуострова летом 1638 года. Это сражение, окончившееся гибелью донской казачьей флотилии, нашло отражение во множестве русских и турецких источников XVII века, а реконструкции этого сражения посвящены обстоятельные работы историков В.Н. Королева, И.В. Волкова, О.Ю. Куца и др. 
      В июле 1638 года казачья флотилия вышла в Азовское море и направилась к Керчи для того, чтобы не допустить турецкие каторги (лодки) к городу Азову, который с июня 1637 года находился в руках казаков. В составе флотилии было около 2 тысяч казаков на 40 стругах (по другим сведениям, около 1600 казаков на 30 стругах). Под Таманью казаки вступили в бой с турецкой эскадрой, продолжавшийся с перерывами два дня. Так началось Адахунское сражение, которое происходило в несколько этапов. 
      Дальнейший маршрут казачьей флотилии после боя в Керченском проливе реконструируются историками по-разному [2]. Опуская подробности этих реконструкций, отметим, что в итоге флотилия казаков была заблокирована турецкой эскадрой Пияле-паши в одном из кубанских лиманов (современные Кизилташский или Ахтанизовский лиманы), а со стороны Черкесии подошли войска крымского хана. Усыпив бдительность казаков заключением мира, хан приказал загородить ночью выходы из лимана кольями и затопить там суда, груженные камнем. Попытавшись на следующий день прорваться в море, казаки увидели, что попали в западню. Смекнув, что теперь казачья флотилия находится в безвыходном положении, на сторону турок перешли запорожцы, что еще более усугубило и без того незавидное положение донских казаков. 
      Донцы высадились на берег неподалеку от турецкой крепости Адахун и сделали из своих стругов укрепленный лагерь, который вскоре был осажден турками. По И.В. Волкову, оборона лагеря из лодок могла происходить 23-29 июля 1638 года, при этом в самом лагере было около 250 казаков [3]. В это время остальные казаки, побросав оружие в воду, пытались прорваться по суше в сторону Азова. Многих из этих казаков переловили татары и черкесы, отряды которых рыскали в окрестностях Таманского полуострова в поисках «донских кяфиров». 
      Турецкий географ и путешественник XVII века Эвлия Челеби, побывавший в 1666 году на месте Адахунского сражения и видевший могилы «шехидов», павших в боях с казаками, сообщает в своей «Книге путешествия» следующую интересную подробность: «Будучи окруженными на суше Хаджи пашой и татарским ханом, казаки сделали лагерь из своих лодок в устье реки и защищались в течение семи дней и ночей. Эту битву и сейчас еще помнят под названием Адахунской. В конце концов, не спаслась ни одна лодка, и все они были проведены с триумфом в Константинополе с опущенными крестами их флагов…» [4]. 
      Как видно из приведенной цитаты, турки разобрали казачье укрепление и устроили в своей столице своеобразный парад из казачьих лодок. Уцелевшие защитники лагеря из лодок были взяты турками в плен и также привезены в Константинополь. Трофеями турок стали 30 чаек [5], значит можно предположить, что городок из лодок, построенный казаками на берегу Ахтанизовского лимана, мог иметь немалые размеры, даже при условии, что для его возведения были использованы не все суда. 
      Следующий известный автору случай постройки казаками городка из лодок имел место через 60 лет после Адахунского сражения. В 1698 году три казачьих лодки, на которых находилось 37 человек во главе с походным атаманом Леонтием Поздеевым, совершили разведывательный поход от города Черкасска до турецкого Ачуева, находившегося в устье Черной Протоки (современная река Протока). Историк С.Н. Шаповалов приводит доводы в пользу того, что это событие произошло в августе 1698 года [6], а не в сентябре, как полагал автор этих строк [7]. 
      Появление казачьих лодок в устье реки было замечено турками. Навстречу казакам из города выступил отряд, в котором было около 500 конных и пеших воинов. Видя такую многолюдность неприятеля, казаки вытащили свои лодки на берег и соорудили из них импровизированный городок, причем, сверху днища лодок были осыпаны землей. Учитывая, что в данном случае у казаков было всего три лодки, городок имел три стены и был открыт с горжи, которая могла быть обращена к реке. 
      Подойдя к неожиданно возникшему укреплению казаков, турки вступили в продолжительную перестрелку, которая сменилась сабельной рубкой. По сведениям русского источника, в ходе трехчасового боя турки потеряли около 30 человек, а казаки – одного. Однако численный перевес неприятеля сыграл свою роль и в результате внезапной атаки турок, когда они с боевым кличем со всех сторон бросились на городок, в плен попали 35 казаков. Лишь одному казаку удалось спрятаться в тростнике и позднее добраться до Азова. 
      Как мы видели выше, донским казакам приходилось прибегать к постройке городков из лодок в тех случаях, когда в ходе морских походов им случалось быть окруженными неприятелем. Однако корпуса судов использовали в качестве укреплений не только казаки, но и их традиционные противники – турки. Один из таких случаев оригинального использования корпусов кораблей относится к 1642 году, когда турки принялись обустраивать Азов, оставленный казаками после нескольких лет Азовского осадного сидения (1637-1642 гг.). 
      При отступлении казаков из Азова летом 1642 года ими были подорваны все крепостные башни и подожжены прочие городские строения, поэтому туркам достался разоренный город с жалкими остатками былых фортификационных сооружений. В условиях отсутствия строительного леса и камня, необходимых для восстановления крепостных стен, турки построили временные укрепления из корпусов галер. Как писал А.И. Ригельман, «они из четырех поврежденных на море галер сделали полисады», то есть стены [8]. Быть может, принцип постройки укрепления из корпусов судов был подмечен турками у казаков, побежденных ими в Адахунском сражении летом 1638 года? 
      В настоящее время практически невозможно определить, кому принадлежало первенство в изобретении способа постройки временных укреплений из корпусов судов, равно как и кто у кого позаимствовал это изобретение: турки у казаков, либо казаки и турок? Но на примере Азова мы видим, что турки сделали стены городка из ветхих галер, которые уже не предполагалось использовать для мореплавания. Напротив, казаки наспех сооружали свои городки из тех судов, на которых им еще предстоял обратный путь к родным берегам (в случае, если бы они одержали победу над неприятелем). В свете вышеизложенного строительство стен временного укрепления из корпусов ветхих галер, осуществленное турками в Азове в 1642 году, представляется единичным случаем. Напротив, что касается казаков, то здесь речь может идти уже об определенной традиции, примеры которой известны по описаниям событий 1638 и 1698 гг. 
      К сожалению, упоминания о постройке казаками городков из лодок редко попадали на страницы письменных документов. Но важно, что сведения о таких городках содержатся не только в русских, но и в турецких источниках, то есть их существование – достоверный факт. 
Очевидно, что размеры импровизированных городков были обусловлены длиной казачьих судов. Согласно наблюдениям военного инженера на польской службе Гийома ле Вассера де Боплана, сделанным им во время пребывания на Днепре в 1630-1640-е гг., размеры запорожской чайки были таковы: длина около 60 футов; ширина 10-12 футов [9]. Вице-адмирал К.И. Крюйс, неоднократно бывавший на Дону в 1699-1711 гг., оставил следующее описание традиционных плавсредств казаков: «Суда их, кои они чолнами называют, беспалубные… с кормы и с носу островаты, длиною от 50 до 70 и более футов, а шириною от 18 до 20 футов, оные снабдевают они по бокам шанцами из тростника, соломы или камыша в 6, 7 и 8 футов толщины, которые им в защиту груди против стрел служат, на них имеется только по одной мачте с раинным парусом, который употребляют только по ветру и то по нужде, поспевают больше на греблях, имея количеством по великости судна от 16 до 40 весел, коими они не только Татар, но и Турок скоро нагоняют…» [10].
      С помощью перевода футов в метры получаем размеры судов: длина запорожской чайки составляла около 20 метров, ширина от 3 до 4 метров; длина донского «чолна» от 16 до 23 метров, ширина (по-видимому, наибольшая) от 6 до 6,5 метров. Следовательно, городки из судов были относительно невелики, но вместе с тем достаточны для того, чтобы укрыть за своими бортами-стенами казачьи экипажи. 
Насколько эффективны были городки, наспех построенные казаками из лодок? Казаки Леонтия Поздеева в 1698 году оборонялись против превосходящих сил противника около 3 часов. Если верить Эвлии Челеби, то городок, сделанный казаками на берегу Ахтанизовского лимана в 1638 году, оборонялся 7 суток (!). Таким образом, несмотря на кажущуюся непрочность укреплений из лодок, они были довольно эффективны для обороны. Во всяком случае, борта судов позволяли казакам успешно укрываться от части неприятельских пуль и стрел.
      Итак, если во время плавания по рекам и вблизи морского побережья возникала угроза попасть в окружение, казаки применяли следующую тактику: подходили к берегу, вытаскивали свои суда (струги, чайки и пр.) на берег и сооружали из них импровизированный городок, внутри которого было легче обороняться от неприятеля. На наш взгляд, не исключено, что подобная тактика могла применяться и в тех случаях, когда в ходе морских походов казаки приставали к берегу для отдыха, охоты, рыбной ловли, и пр. Постройка городков из лодок могла входить в традиционный алгоритм действий казаков при высадке на побережье, где их могла подстерегать опасность. 
Факт постройки казаками городка из лодок в 1698 году, то есть через 60 лет после Адахунского сражения, может свидетельствовать о том, что эта оборонительная тактика могла применяться казаками на протяжении длительного времени.
      В заключение интересно заметить, что оба случая постройки казаками городков из лодок имели место в бассейне р. Кубань: в 1638 году такой городок был построен в устье Ахтанизовского лимана; в 1698 году – в устье р. Протока (северный рукав Кубани). Минуло несколько столетий и сегодня лишь скупые строки старинных документов доносят до нас сведения о казачьих городках из лодок, чьи борта щедро обагрялись казачьей и турецкой кровью. Шел XVII век…

Р.Н. Раскосов

Список литературы:

1. Гордон П. Дневник 1690-1695. М.: Наука, 2014. С. 414-415.
2. Куц О.Ю. Донское казачество времени Азовской эпопеи и 40-х гг. XVII в.: политическая и военная история. М.: «Старая Басманная», 2014.
3. Волков И.В. Еще раз об Адахунском сражении казачьего флота в 1638 г. // Древности Кубани. Вып. 16. Краснодар, 2000. С. 58-59.
4. Там же. С. 54.
5. Там же. С. 57.
6. Шаповалов С.Н. Походы донских казаков на турецкую крепость Ачуев в конце XVII в. // Теория и практика общественного развития. 2015. № 11.
7. Раскосов Р.Н. Морской поход донских казаков под город Ачуев в 1698 году // Копыл. 2014. № 3 (11). С. 25-27.
8. Ригельман А.И. Ведомость и географическое описание крепости святого Димитрия Ростовского с принадлежащими и прикосновенными к ней местами, сочиненное по Указу Правительствующего Сената 1768 года. 1768. [Ростов-на-Дону, 1918]. С. 42-43.
9. Боплан Гийом Левассер де Описание Украины. М.: «Древлехранилище», 2004. С. 257, 259.
10. Крюйс К.И. Розыскания о Доне, Азовском море, Воронеже и Азове (с некоторыми сведениями о казаках), учиненные по повелению Петра Великого вице-адмиралом К. Крейсом и поднесенные царевичу Алексею Петровичу // Отечественные записки. Ч. 20. № 54. 1824. С. 69-70.

16 Март, 2017 / Просмотров: 149 / ]]>Печать]]>
© 2017 Решмет Д.А.