Хан, назначенный Россией

     В октябре 1768 года между Российской империей и Оттоманской портой вспыхнул очередной вооружённый конфликт, вошедший в историю как первая русско-турецкая война (в царствование Екатерины II). Вначале боевые действия происходили в Приднестровье. Затем они распространились на Южную Украину, а к концу осени запах пороха донёсся и до Восточного Приазовья, входившего в состав Крымского ханства. В ноябре сюда прибыл большой отряд янычар под командованием сераскира Кази-Гирея. Расквартировавшись в Ени-Копыле, турки быстро превратили торговый город в военную крепость.
     Русские тоже не заставили себя ждать. В декабре перед Ени-Копылом, на правом берегу Протоки, появился экспедиционный корпус генерала И.Ф. Медема. В его составе, наряду с регулярными войсками, было несколько тысяч калмыцких добровольцев, предводительствуемых наместником ханства Убаши. Заняв исходный рубеж, войска Медема очень долго не решались форсировать реку - ни вплавь, ни по льду.     Только после детальной разведки подходов к Ени-Копылу и тщательной подготовки атаки в начале лета 1770 года на крепость устремился тысячный авангард калмыцкой конницы. Но приступ не удался: встреченные плотным огнём янычар русские союзники ретировались.
Несмотря на то, что османский форпост на Кубани остался целым и невредимым, успехи русских войск на других фронтах войны побудили кочевников-ногайцев, обитавших в северном Крыму и на юге Бессарабии, заявить о своём желании войти в подданство Российской империи. Такой оборот событий зародил у генерал-фельдмаршала П.А. Румянцева мысль о создании в Западном Предкавказье удельного ханства во главе с русским ставленником 25-летним Шагин-Гиреем.
     Летом 1771 года в просторы Прикубанья были переселены четыре ногайские орды, три из которых раньше здесь уже кочевали. Причём, самая многочисленная из орд, Едичкульская, получила возможность вернуться на старое место с помощью кораблей Черноморского флота. Повезло едичкулам и с расселением: их бурлацкое поколение обосновалось между Ени-Копылом и Ачуевом, на левом берегу Протоки, а китайское и манское поколения заняли междуречье Протоки и Ангелинского ерика. Русским приставом при ногайских ордах был назначен подполковник И.Ф. Лешкевич. Его резиденцией после ухода янычар Кази-Гирея стал опустевший Ени-Копыл.
     Активизация боевых действий на пограничных фронтах и разгоравшееся восстание Е.Пугачёва внутри страны отвлекли внимание царского правительства от кубанских проблем. Идея создания ханства для Шагин-Гирея была предана забвению. Между тем обстановка на Кубани резко осложнилась. Прибывший сюда из Бахчисарая турецкий ставленник Девлет-Гирей задался целью сколотить на Северо-Западном Кавказе новое владение, включающее ногайские и адыгейские земли. О серьёзности этого намерения свидетельствовало размещение в Тамани и Суджук-кале крупных гарнизонов османских войск.
     Опасная ситуация сложилась и вокруг Ени-Копыла. Остававшийся в нём маленький отряд пристава И.Ф. Лешкевича подвергался непрерывным наскокам горцев, подстрекаемых султанскими эмиссарами. Летом 1774 года русскую силу попытались проверить шапсуги. Неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы в критическую минуту на помощь соотечественникам не пришли регулярные части и казачьи полки, одним из которых командовал будущий легендарный атаман М.И. Платов. Упорное сражение закончилось изгнанием горцев за реку Кубань (будущую Кубанку).
     Спустя месяц после схватки под Ени-Копылом в маленькой задунайской деревушке с красноречивым названием Кючук-Кайнарджи был заключён мирный договор, положивший конец шестилетней войне между Российской империей и Оттоманской портой. Артикул 3-й его, в частности, гласил: «Все татарские (ногайские — Б.Р.) народы … без изъятия от обеих империй имеют быть признаны вольными и совершенно не зависимыми от всякой посторонней власти... Российская империя оставит сей татарской нации … все города, крепости, селения, земли и пристани... на Кубани, оружием её приобретённые..., а Блистательная Порта взаимно обязывается, равномерно отрешись от всякого права … на крепости, города, жилища и на всё прочее... на Кубани и на острове Тамани лежащее, в них гарнизонов и военных людей своих никаких не иметь...»
     Мирный договор, подписанный в ставке генерал-фельдмаршала П.А. Румянцева, определил русскую границу по реке Ее, узаконил присутствие России на Чёрном и Азовском морях. Документ признал силу русского оружия и твёрдость русской дипломатии, но он не привёл и не мог привести к подлинному миру между двумя соседними империями. Ногайский «буфер» на деле оказался не гасителем страстей, а пороховой бочкой, фитиль от которой был в руках у турок. Это со всей убедительностью подтвердили последующие события.
     Не успел султан Абдул-Хамид 1 узаконить мирный договор, как Оттоманская порта перечеркнула торжественно принятые на себя обязательства. Играя на религиозных чувствах и политическом невежестве кубанских кочевников, Турция спровоцировала их на выступление против России. Одновременно в крепости Тамань, Темрюк и Ачуев вошли янычары. Важные события имели место и в Крыму. После ухода русских войск хан Сагиб-Гирей был смещён с трона, а вместо него избран Девлет-Гирей - ярый противник России.
     В создавшейся ситуации царское правительство вспомнило о Шагин-Гирее. Ему выдали 30000 рублей, придали охрану в составе эскадрона гусар под командой поручика Павлова и отправили на Кубань. Деньги сделали своё дело. Но в августе 1775 года, когда Шагин-Гирей находился в Ени-Копыле, на крепость напал сераскир Тохтамыш-Гирей, назначенный ханом Девлет-Гиреем. Русские гусары боя не приняли и, заплатив местным казакам-некрасовцам 100 рублей, вместе с Шагин-Гиреем переправились на правый берег Протоки. Ени-Копыл был полностью разрушен, а царский ставленник бежал на Ею, к русской границе, где ему позднее было построено специальное укрепление, получившее название Ханский городок.
     Потерпев неудачу, правительство Екатерины II сделало выводы, но не отказалось от намерения посадить Шагин-Гирея на ханский престол. В конце 1775 года оно приняло решение послать русского ставленника с сильным деташементом (отрядом) войск вглубь Кубани, чтобы принудить ногайцев признать его своим ханом. Вначале состав деташемента выглядел так: Курский пехотный и Старосербский гусарский полки, эскадроны драгунского полка и полевая артиллерия. Но, опасаясь, что деташемент в кубанской степи может быть окружён и уничтожен, его решили доукомплектовать живой силой и вооружением. В итоге к началу сентября 1776 года деташемент включал 11 полков: 3 гусарских, 3 драгунских, 2 пехотных и 3 казачьих, а также полевую артиллерию, насчитывавшую 10 пушек и 8 единорогов. Кроме того, в резерве находились кирасирский и 3 компанейских полка.
     Выступление в сторону Кубани намечалось на середину ноября. Командовать деташементом и одновременно исполнять роль пристава при кандидате в крымские ханы Шагин-Гирее должен был произведённый в чин бригадира выходец из обрусевших немцев Иван Фёдорович Бринк. Как показали дальнейшие события, Государственный совет Российской империи не ошибся с назначением.
     Полки деташемента выступили в поход тремя частями. Первой 10-го ноября ушла из Азова пехота, последней 16-го ноября - конница. Подойдя в 20-х числах месяца к реке Кирпили, И.Ф. Бринк и Шагин-Гирей встретили едичкулов китайского и манского поколений, к которым вскоре присоединилась делегация бурлацкого поколения. Все они тут же признали русского ставленника своим ханом.
     Воспользовавшись тем, что в 4-х часах езды от места встречи с едичкулами находится Ачуев, Шагин-Гирей решил привести к присяге и его жителей. В крепости стоял небольшой отряд янычар при одном штабс-офицере. Выведя турок в форштадт, новоявленный хан разместил в их казармах 800 своих бешлеев во главе с Ислам-мурзой и привёл к присяге гражданское население крепости, насчитывавшее 66 человек. Командир деташемента под видом гостей оставил в Ачуеве одну роту Белозерского пехотного полка и реквизировал турецкий арсенал — 30 пушек и 40 бочек пороха.
      В начале декабря русские войска вышли к Кубани и расположились между верхним раздёром и адыгейской деревней Заны. Отсюда И.Ф. Бринк с согласия своего непосредственного начальника генерал-поручика А.А. Прозоровского разместил в Копыле и его окрестностях весь личный состав деташемента. Одновременно удалось решить вопрос приобретения у местных ногайцев сена и овса для лошадей. Здесь же у командующего возникла идея: собрать отряд из присягнувших кочевников и с его помощью вытеснить турецкие гарнизоны из Темрюка и Тамани. Прозоровский идею не одобрил, заявив: «Татары не только турок, но чалмы их боятся».
     В конце декабря все кубанские ногайцы признали Шагин-Гирея своим ханом. Важную роль в этом деле сыграл авторитет его старшего брата Батыр-Гирея. Почувствовав опору в массах, но-вый хан в январе 1777 года перешёл «за оба из Кубани текущих протока» и расположился на территории бурлацкого поколения Едичкульской орды. Здесь он, «имея при себе ногаев и занинцев до двух тысяч», а также русский конвой, решил такими силами занять Темрюк.
     Бессильный удержать Шагин-Гирея И.Ф. Бринк позволил приданому хану конвою из середины «бурлацкого... поколения податься с ним на край оного кочевья, к стороне Темрюка». Несколько позже и сам бригадир, учредив при копыльских развалинах русский пост, перешёл на сопредельную территорию и «остановился, чтобы … держать едичкулов в респекте, а противящимся навести страх».
Наконец, 19 января 1777 года не выдержал и граф П.А.Румянцев, повелев командующему деташементом: « Не упустить ни времени, ни случая, ни способов, каковы на пользу дел … предстанут, а главнейшее старание возымейте об отправлении хана в Крым... Придайте оному хану надёжного пристава из штаб-офицеров и снабдите его достаточным наставлением и конвоем, чтоб наималейше оный не был подвержен не только опасности, но даже беспокойству».
     В ночь с 23-го на 24-е января Шагин-Гирей приступил с трёх сторон к штурму Темрюка. «Во время сего сражения убито в обоих сторонах по нескольку человек, крепость же штурмовали по большей части в российском платье...». Бригадир И.Ф. Бринк в сражении не участвовал: он стоял «в середине Едичкульской орды между жёнами и детьми». Во время штурма Темрюка пропало до 300 русских солдат. После боя «вынужден был новый хан расстоянием на четыре версты от крепости отступить». Но через неделю Бринк, все-таки «вытесня из Темрюка... развратников разноплемённых скопища, вступил в сию крепость с новоизбранным ханом».
     К 21 февраля командир деташемента с двумя пехотными и одним гусарским полками сместился к Тамани, комендант которой Орду-огаси попросил через Шагин-Гирея о безопасном выводе его вместе с подчиненными ему янычарами из приморской крепости. Таким образом, к концу февраля все турецкие форпосты Восточного Приазовья остались без военных гарнизонов и уже не представляли никакой опасности.
1-го марта новоизбранный хан начал переправляться в Крым. Предусмотрительный бригадир И.Ф. Бринк попросил командование Черноморского флота прислать несколько кораблей к устью Кубани (Бугазскому гирлу -Б.Р.). Через неделю, 9-го марта 1777 года Шагин-Гирей после долгого перерыва ступил на крымскую землю. Бринк «препроводил его светлость до Ениколя» и возвратился в Тамань...
     Так, впервые за 200 лет бахчисарайский трон занял человек, назначенный не османским султаном, а главой Российской империи. Нарушение традиции привело к роковым последствиям и в судьбе ханства, и в жизни его правителя.


Б.Т. Решитько,
действительный член Русского
географического общества, руководитель
комиссии по топонимии Краснодарского
регионального отделения РГО


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

1. Виноградов А.В. и Фаизов С.Ф. Крымское ханство // Большая Российская энциклопедия. Т. 16. - М., 2010.
2. Дубровин Н.Ф. Присоединение Крыма к России. Т. 1, 1775-1777 годы. - СПб., 1885.
3. Ратушняк В.Н. Кубанские исторические хроники. К., 2005.
4. Решитько Б.Т. Исторический договор./ «Голос правды», 20.07.1974.
5. Решитько Б.Т. «...Поражать противника человеколюбием»./«Голос правды», 21.01.1978.
6. Сакович И. Исторический обзор деятельности графа Румянцева-Задунайского и его сотрудников: князя Прозоровского, Суворова и Бринка с 1775 по 1780 год. П., 1857.
7. Sandro. Декабрь 2008. http://nw-kuban.narod.ru/detashament/detashament.htm.
8. Соловьев А.В. Суворов на Кубани. К., 1996.

3 Ноябрь, 2015 / Просмотров: 1185 / ]]>Печать]]>
© 2017 Решмет Д.А.