Кубань (из истории названия)

     Это название носит река, на протяжении 62 километров служащая естественной южной границей нынешнего Славянского района. Нынешнего - потому, что в 1935-1953 годах в состав нашего административного образования входила полоса Закубанья, которая простиралась от станицы Марьянской - на востоке и почти до станицы Варениковской - на западе, и Кубань для славянцев была не только пограничной, но и частично внутренней рекой. Поэтому в нашей рубрике нет никакой «узурпации»... 
     Кубань по числу псевдонимов — такой же чемпион среди рек земного шара, как Азовское море среди морей. За последнее два с половиной тысячелетия она меняла свое имя 340 раз. Это открытие, сделанное кандидатом географических наук Г.А.Галкиным, зафиксировано службой ПАРИ — российским аналогом Книги рекордов Гиннесса. И хотя далеко не все обнаруженные названия относились к низовьям Кубани, родословная последних тоже весьма богата.
     В период существования Боспорского царства (VI век до н.э. - IV век н.э.) «истая дочь Кавказа» носила греческое название Антикитес, свидетельствующее о том, что в то далёкое время она изобиловала осетрами. Правда, известный кавказовед С.М. Броневский считает основной осетровой рекой не черноморский, а азовский рукав Кубани, то есть нынешнюю Протоку.
     К первым векам нашей эры, когда в гидрографии кубанской дельты произошли существенные изменения, относится появление аланского наименования реки — Вардан (Варданус), родственного многим речным названиям Центрального Предкавказья и Юго-Восточной Европы: Дон, Ардон, Фиагдон. В переводе на русский язык «вар» означает широкая, а «дон» - вода.
     В VII-IX столетиях Кубань в низовьях обрела сразу несколько близких по звучанию названий: Кофин, Кофеен, Копхем, Купис, Купи. Их подарили реке и её дельтовым рукавам потомки булгарского хана Батбая, которые в отличие от своих соплеменников, ушедших на Дунай, остались жить в нашем крае. Кубанские учёные-гидрологи предполагают, что все перечисленные названия происходят от одного и того же корня - «вода».
     С возникновением на Таманском полуострове и сопредельной территории Тмутараканского княжества южный (черноморский) рукав Кубани получил славянское имя Бурлик, в котором, вероятнее всего, отразился характер водного потока, так не похожего на таманские ручьи. Любопытно, что тёзкой рукава в ту пору был пролив, соединявший два Русских моря — Азовское и Чёрное.
     При половцах (в XII-XIII веках) Кубань удостоилась прозвища Куман. Оно происходит от племенного названия кочевников — куманы. Последнее, в свою очередь, является производным от общетюркского нарицательного термина «кум» - песок. Но некоторые исследователи считают, что всё было как раз наоборот: гидроним Куман (Песчаная) породил этноним куманы («жители песков»). Под песками понимались предкавказские степи.
     Аборигены Северо-Западного Кавказа адыги (зихи) дали своей родной реке короткое имя Пшыз. Одни учёные переводят его как «Княжеская река», другие - как «Старая река», третьи - как «Большая (огромная) река». Последних представляет доктор филологических наук, автор «Адыгейского топонимического словаря» К.Х. Меретуков, который видит в гидрониме сочетание компонентов: псы - «вода, река» и жъ (ж) - «большая, огромная».
     Генуэзские купцы, основавшие в конце XIII столетия свою факторию на нижнем раздёре Кубани, осыпали реку добрым десятком названий с основой Копа: Коппа, Коппо, Лакопа, Лакупа, Лоцикопо, Копарио, - смысл которых остаётся лингвистической загадкой до сих пор. Более того, нельзя с уверенностью установить, к какому из двух рукавов — среднему или северному — тот или иной гидроним относился.
После захвата в 1475-1479 годах дельты Кубани и всего восточного Приазовья османским султаном Мехмедом II Фатихом и последующего включения их в состав подвассального Крымского ханства за рекой и её рукавами некоторое время сохранялись названия Купи, Купа, Куба. Известно, например, что бывшая генуэзская колония Копа именовалась Пустым городом на Кубе. Налицо продолжение гидронимической цепочки, у начала которой стояли булгары.
     Переселившиеся в Предкавказье в конце 50-х годов XVI века ногайцы Малой орды (Казыева улуса) дали свои (тюркские) названия всем степным рекам, наиболее значительным ерикам и крупным лиманам. Что же касается имени главной водной артерии региона, то его азиатские кочевники, по всей вероятности, позаимствовали у аборигенов Большого Кавказа карачаевцев и балкарцев, на языке которых гидроним Кобан (Къобхан) означает «бурная, разливающаяся».
     За более чем двухвековой период пребывания ногайцев на территории Предкавказья название Кубань не только «спустилось» с гор на равнину, но и дало обильную «поросль». Оно обозначило главный дельтовый рукав реки, проходивший через нынешний город Славянск-на-Кубани, стало основой имён южного (Кара-Кубань) и северного (Кумли-Кубань) рукавов.
     Русские впервые познакомились с Кубанью в начале XVIII столетия, когда в Восточное Приазовье вторгся деташамент (специальный военный отряд) астраханского губернатора П.М.Апраксина. Но после этого топографы, разведчики, переводчики ещё долго не могли договориться о том, как правильно писать название реки. Поэтому на картах и в донесениях фигурировали варианты: Кобан, Кобань, Кубан. К единому мнению пришли только после русско-турецкой войны 1768-1774 годов, когда была составлена «Экспликация на кубанскую степь» и выполнена простейшая съёмка среднего и нижнего течения реки.
     После ликвидации Крымского ханства и присоединения Восточного Приазовья с Таманским полуостровом к российским владениям территория нынешнего Славянского района целое десятилетие (с 1783 по 1793 год) находилась под присмотром донских казаков. Именно тогда название северного рукава Кубани впервые зазвучало по-русски — Чёрный проток. Но в конце XVIII века гидроним сначала сменил мужской род на женский, а затем отбросил определение. Чтобы после такой номинативной переделки рукав, несущий в Азовское море половину кубанской воды не выглядел заурядной протокой, его наделили правом писаться с большой буквы — Протока.
     Черноморские казаки, перебравшиеся на новую родину и принёсшие с собой готовые названия будущих селений, не отказались от ногайского гидронимического наследия. Они обрядили непонятные географические названия в привычные приставки, суффиксы и окончания, снабдили их подходящими определениями и сделали русскими по форме. Так, уже в первой четверти XIX века, после поворота Кубани в Азовское море, её прежний рукав получил название Старая Кубань, а лиман, через который он протекал, - Кубанский. Собственного наименования - Каракубанский - удостоился и «остров», лежавший в обрамлении южного и среднего рукавов реки.
     Настоящий всплеск руссификации ногайского наследия пришёлся на период отмирания нижнего раздёра Кубани. Обмелевший средний рукав стал Кубанкой. Южный рукав лишился определения кара и на всём протяжении — от верхнего раздёра до Азовского моря — обрёл наименование Кубань. Интересная метаморфоза произошла с тем отрезком кубанского русла, который соединял два раздёра: он причленился сверху к Протоке и принял её название.
     На карте Славянского района до сих пор сохранились ногайские гидронимы, подкорректированные черноморскими казаками и более поздними переселенцами из украинских и южнороссийских губерний. Это Кубань, точнее, тот пограничный отрезок южного рукава, который в 30-50-х годах минувшего века был для района внутренней рекой; Кубанка - фрагмент среднего рукава, включённый в коллекторную сеть Петровско-Анастасиевской оросительной системы; Кара-Кубань— участок аккумулятивной гряды — всё, что уцелело от 30-километрового побочного русла нижнего течения Протоки.
     К именам дельтовых рукавов крупнейшей водной артерии Кавказа восходят названия двух хуторов Прикубанских, один из которых (центр сельского поселения) наименован по Каракубани, ставшей «чистой» Кубанью, а другой — по бывшей Кубани, превратившейся в Кубанку. Имя высохшей старицы северного рукава — Кара-Кубани - унаследовали агрофирма, прописанная в посёлке Забойском, и самый удалённый («дикий») участок Славянского охотхозяйства. 
     Достойно отражена Кубань и в городской топонимии. Она запечатлена в полном (официальном) названии Славянска. Причём, приставка «на Кубани» изначально, с 1958-го года, имела двоякое значение: она указывала и на административную принадлежность города, и на его микроположение. После развала Советского Союза первое значение утратило актуальность, а второе, наоборот, вышло из исторической тени. Сегодня приставка напоминает о том, что город генетически связан с Кубанью. Его кварталы покрывают прирусловые валы реки, а улица , отнюдь не случайно названная Кубанской, пересекает заиленное речное ложе.
     В номинативном родстве с многоводной раздольной рекой подозревается и название микрорайона Кубрис. Правда, многие усматривают в нём урезанное словосочетание «кубанский рис». Но такая трактовка этимологии ойконима не совсем корректна. Гораздо правдоподобнее выглядит то, что в нём отразились естественно исторические условия места. Действительно, микрорайон располагается на северо-восточной оконечности острова, носившего название Каракубанский, и омывается отрезком Протоки, именовавшимся Кубанью.

Б.Т. Решитько,
действительный член Русского
географического общества, руководитель
комиссии по топонимике, г. Краснодар

3 Ноябрь, 2015 / Просмотров: 2282 / ]]>Печать]]>
© 2017 Решмет Д.А.