Лиман Рудивский

     Ещё два столетия назад, когда Протока только привыкала к своему русскому имени, река выглядела совсем не так, как сегодня. С её левого берега отделялись десятки ериков и прорв, которые снабжали пресной водой пойменные и приморские лиманы. С правого же берега отходило всего несколько рукавов, протекавших параллельно речному руслу и опять соединившихся с ним. Один из таких «дублирующих» водотоков, носивших название Быстрик, брал начало из Протоки, где-то против нынешнего хутора Галицына и, пройдя километров 20, уже вблизи станицы Новонижестеблиевской (Гривенской), вновь воссоединялся с нею.
     Почти всё пространство, заключённое между руслами реки и её правобережного рукава, занимал длинный и узкий лиман. В соответствии с тогдашней традицией он именовался по фамилии казака-первопоселенца Рудя. Лиман был довольно глубоким, но совершенно изолированным от обрамлявших его водотоков. Только два раза в год, после весеннего снеготаяния на равнинной части бассейна Кубани и летнего таяния высокогорных снежников и ледников Кавказа, живительная влага перехлёстывала через прирусловые гряды Протоки и Быстрика и попадала в лиманную чашу.
     Понятно, что вода, лишь кратковременно пополнявшая Рудивский лиман, при всей своей «многомутности» не могла осаждать достаточное количество ила, чтобы заметным образом нарастить его дно. По этой причине водоём до конца первой трети XIX века сохранял значительную глубину и оставался важным рыболовным угодьем для жителей окрестных селений.
     В конце 30-х годов неширокая полоса суши, отделявшая Рудивский лиман от Протоки, была кем-то раскопана. Это делалось и раньше, причём с двоякой целью: одни хотели устроить «базы» (ловушки) для рыбы, другие намеревались, используя поток воды, вынести плавающие в реке семена ивы, чтобы те проросли на мелководье лимана. Такие раскопы чаще снова заплывали осевшим илом, а иногда размывались быстротоком и превращались в рукотворные «прорвы».
     В данном случае всё произошло по второму варианту: раскоп размылся, и между Протокой и Рудивиским лиманом установилась постоянная связь. Но большой приток речной воды в замкнутый водоём не мог продолжаться бесконечно. Он должен был искать выход из замкнутого пространства. В результате поток прорвал противоположную сторону аккумулятивного ограждения и открыл себе путь в русло Быстрика, а лиман Рудивский превратился в «транзитный» водоём для протокской воды.
     Таким образом, чаша лимана стала наполняться уже не дважды, а несколько раз в году. Мелела она только во время осенней межени в Протоке. Это привело к уменьшению испарения с поверхности воды и заметно активизировало осадконакопление. Одновременно отрезок речного русла, пересекавший лиман, выполнял роль мощной дренажной канавы, которая при мелководье способствовала осушению обеих частей чаши. В итоге через каких-нибудь 20 лет, к середине XIX столетия, водоём окончательно заилился и превратился сначала в мокрую, а затем в сухую плавню.
     Благодаря «зигзагу», сделанному Протокой полтора века назад, территория теперешнего Славянского района «приросла» северной частью бывшего Рудивского лимана. Что же касается прорв, которые когда-то отходили от левого берега реки, то они хорошо прослеживаются в рельефе западнее Красноармейского Городка и в наши дни.


Б.Т. Решитько,
действительный член Русского
географического общества, руководитель
комиссии по топонимике, г. Краснодар

3 Ноябрь, 2015 / Просмотров: 735 / ]]>Печать]]>
© 2017 Решмет Д.А.