Послереволюционный период в истории с. Ачуево (1918 — 1930-е годы)

     История в развитии общества занимает одно из важных мест. Изучая историю страны, мы так или иначе обращаемся к местной истории, которая помогает нам наглядно прочувствовать острые моменты, изменения происходившие (и происходящие) в масштабах большой Родины.
Одним из таких моментов являются события начала ХХ в., связанные с революциями, Гражданской войной, процессом строительства нового типа государства. События неоднозначные, вызывающие много споров в среде научной и общественной, поэтому возникает необходимость — объективно изучить развитие нашей малой родины в этот сложный период, а именно её небольшой, но важной части — с. Ачуево.
      После Великой Октябрьской социалистической революции Советским государством была отменена частная собственность. Промысловые воды, рыбные промыслы были национализированы Декретом Второго Всероссийского съезда Советов о земле от 26 октября 1917 г. По решению СНК РСФСР, в октябре 1918 г. было образовано Центральное управление рыбными промыслами в России «Главрыба», а на местах – областные и краевые управления по рыболовству «Областьрыба». Однако все эти изменения в рыбной отрасли России проводили в условиях разгоравшейся Гражданской войны. В 1918 г. Азовско-Черноморский бассейн попал под контроль белой армии и интервентов, и если в Ачуево царила относительная тишина, то вокруг, у соседей, разворачивались настоящие военные события.
      Вновь Советская власть была восстановлена уже весной 1920 г. Временный Кубанский областной исполнительный комитет объявил, что с 18 марта 1920 г. в Екатеринодаре и во всех населенных пунктах области вводится Конституция РСФСР. 
      На Ачуевском рыболовном заводе в этот период сохраняются рыбацкие ватаги, заведующий промыслом заключал договора на промысел с отдельными лицами, именуемыми атаманами, которые являлись своего рода подрядчиками и по своему выбору и усмотрению принимали к себе в ватаги людей им угодных. Постоянными атаманами являлись Швидкой Ф.В., Дацко К.С., Хижняк Г.А. Для того, чтобы попасть в ватагу к тому или иному атаману, забродчики вынуждены были поить атаманов водкой и заручаться согласием их на прием на работу. Выловленная рыба вся пускалась в посол на пласт и потрошенку, а вследствие недостатка посолочной емкости допускался сухой, так называемый, «японский» посол. Для вялки рыбы были сооружены «вешела» за чертой цеха, напротив конторы завода и на правом берегу Протоки. Вывешенная на вялку рыба, как правило, никем не охранялась и не расхищалась. Готовая продукция, отправляемая за границу, грузилась на суда, которые приходили Азовским морем из города Керчи. На рейд продукция вывозилась дубами (лодками), ими же рыба вывозилась в станицу Гривенскую по р. Протока, а со станицы Гривенской подводами или иногда пароходами отправлялась в Краснодар.
      Для охраны рыбозавода от налетов банд содержался отряд милиции из 12 человек. В этом отряде служил Шумский Федот Семенович, который рассказал о том, как в 1921 г. ночью бандиты, сняв посты, оцепили сторожевое помещение и предложили без боя сдаться, угрожая поджогом здания, крытого камышом. «Стараясь сохранить здание и другие материальные ценности, охрана открыла дверь, бандиты взяли оружие, боеприпасы, а со склада завода – сети, муку. Все это было вывезено по льду в лиманы. Стояла сильная зима. Подводы с ездовыми были отпущены. Жертв не было.
      В 1922 г. этой же бандой, выше станицы Гривенской, был захвачен катер завода, буксировавший в Краснодар дуб с красной рыбой и икрой в количестве сорока пудов. Был убит шкипер, икру взяли бандиты, а красную рыбу облили горючим и сожгли вместе с дубом. В том же году был убит рулевой парохода, который курсировал по линии Краснодар – Гривенская. Охрана завода была усилена, содержалась воинская часть красноармейцев срочной службы в составе роты, на вооружении которой были станковый пулемет и ручной пулемет. Камыш вокруг был выкошен, а с появлением электросвета, были установлены фонари вокруг завода».
      14 августа 1920 г. десант генерал-лейтенанта Улагая Сергея Григорьевича в составе трех дивизий, офицерского полка и нескольких других частей, общей численностью более 10 тысяч человек, при 17 орудиях и 243 пулеметах, высадился в районе станицы Приморско-Ахтарской.
      Против врангелевских войск выступили подразделения 9 армии. 15 августа была объявлена «неделя борьбы с Врангелем». Повсеместно проводились митинги, собрания, агитаторы призывали трудящихся на борьбу с врагом. Газеты писали: «Банды Врангеля угрожают Екатеринодару. Палачи рабочих, крестьян и трудовых казаков снова пытаются залить кровью Кубань и уничтожить все завоевания революции…покидайте серп и молот и беритесь за винтовки. Борьба предстоит трудная, но выбора нет». В городах и станицах была объявлена запись добровольцев. На защиту завоеваний Октября встали свыше 6 тысяч коммунистов, комсомольцев и беспартийных рабочих.
      На рассвете 20 августа от Екатеринодарской пристани отошли три парохода и 4 баржи с красными десантниками. Комиссаром десанта был Д.А. Фурманов. В разгроме врангелевских войск генерала Улагая большую роль сыграли части Красной Армии, которыми командовали Левандовский, Семашко, Балахонов, Н. Куйбышев, Ковалёв, Борисенко, Казуб, Кондра, Терентьев.
      Улагаевцы оборонялись мужественно. В плавнях, по которым они отступали, слышался треск выстрелов, лязг сабель, громкие проклятия погибающих. Часть десанта отступала на Ачуево по правой стороне реки Протока, а часть через станицу Черноерковскую и так называемую «турецкую гряду». На месте густых зарослей камыша отступающей армией была набита проселочная дорога которая впоследствии долгое время служила для связи со станицей Гривенской, пока не затоплялась водой, как при разливе реки, так и больших подпоров с моря, когда в реке Протока вода поднималась до метра и выше, и привкус соленой морской воды доходил до станицы Гривенской.
      Переправа войск отступающей улагаевской армии производилась через Протоку там, где долгое время находился склад ГСМ, а теперь стоит водонапорная башня. Она была сооружена из каюков и байд и других плавсредств, покрытых досками, а погрузка на суда осуществлялась ниже пункта 14, где был более глубокий залив, к берегу которого могли поближе подойти десантные суда, а мост к ним был сделан из бричек, ходов, дрог, линеек, что после отхода было извлечено из моря и роздано населению, пострадавшему от бандитов.
На ачуевском кладбище, расположенном на берегу Азовского моря, 27 мая 2001 г. казаки станицы Брюховецкой установили Поклонный крест жертвам братоубийственной войны 1918-1920 гг.
      Гражданский конфликт в России и, в частности, в Кубано-Черноморской области постепенно стихал. Жизнь на Приазовье налаживалась. Жители принялись за восстановление хозяйства, в том числе и рыболовного. Надо признать, что азовские рыбаки, в том числе и ачуевские, весьма напряженно работали для того, чтобы восстановить хозяйство. Решить данную задачу было далеко непросто. Советское государство помогало технически оснастить промысел. В рамках перехода к новой экономической политике ( НЭПу ) начали организовываться коллективы численностью 10-30 человек. Как и в былые времена, организация рыбной ловли в основном соблюдала досоветский принцип, были сохранены ватаги, отремонтированы дубы, солила, снасти, повысилась трудовая дисциплин, в связи с тем, что не всякий мог попасть в ватагу, а только тот, кому содействовал атаман.
      Однако появились и новые черты. С большим воодушевлением старожилы рассказывают о том, что на промысле стала появляться художественная самодеятельность, что было в диковинку. Выступали не только местные жители, рассказчики, чтецы, гармонисты и балалаечники, но и приезжие из станиц. Ставили спектакли, привозили немые фильмы, выпускали стенные газеты, в которых высмеивали лодырей и, особенно, пьяниц. Стали приезжать комиссии по изучению дел с техникой безопасности, медицинским обслуживанием, санитарией. Заставляли вести простейшую борьбу с клопами, блохами, вшами. Деревянные кровати выносили из помещений и обрабатывали кипятком. Нижнее, нательное белье, постельные принадлежности прожаривали в бане. Следили и за состоянием мусоросвалок, отхожих мест. 
      В 1927 г. появились изменения и в организации ловли рыбы. Назывался он конторским ловом. В каждой ватаге было три звена, в которых стояли бригадиры. Работа каждого звена ограничивалась восемью часами. Но лов не прекращался. На смену одному звену, становилось другое, потом – третье. Рыбакам устанавливалась гарантированная заработная плата. Основной ассортимент рыбной продукции был посол на пласт и потрошенку. Применялся и, так называемый, «японский» метод посола или сухой, из-за нехватки емкостей.
      Новым нужно считать и то, что возросло внимание к научному изучению состояния рыбного хозяйства Азовского моря. В данной связи колоссальное значение имело проведение с лета 1922 по 1928 г. комплексной Азово-Черноморской научно-промысловой экспедиции Н.М. Книповича, всесторонне исследовавшей рыбные запасы. Данные этой экспедиции показали, что в 1920-1930 гг. сложились весьма благоприятные гидрометеоусловия, способствовавшие формированию запасов рыбы в Азовском море. Это способствовало возрождению рыболовного хозяйства на Ачуевском рыбозаводе, росту уловов. Таким образом, уже к 1927 г. удалось в основном восстановить разрушенное войнами и революциями рыболовное хозяйство.
      30-е годы для села Ачуево стали периодом, когда это поселение приобретало статус нормального населенного пункта с постоянным населением.
      В 1934 г. был образован Совет депутатов трудящихся, который вплотную занялся социально-культурной жизнью жителей поселка. Под опекой и контролем Совета успешно функционировала общеобразовательная семилетняя школа, в бывшей конторе управляющего промыслом разместилась больница рыбозавода со стационаром на 10 коек, вместо примитивной бани построена более благоустроенная, отвечающая санитарным нормам, бывшие казармы и дом священника оборудованы под квартиры, начал функционировать клуб, в котором работал на общественных началах даже духовой оркестр, успешно функционировали детские ясли и детский сад. В этот же период начинает устойчиво работать дизельная электростанция, которая вырабатывала электрический ток не только для освещения территории завода, но и территории поселка, в квартирах появилась «лампочка Ильича».
      В связи с увеличением населения, в поселок начали прибывать из других мест коммунисты и комсомольцы, которые стали основой для возникновения в поселке партийной организации ВКП(б) и комсомола. Эти общественные организации внесли в жизнь жителей свежую струю как в производство, так и в социально-культурную сферу. В клубе работала художественная самодеятельность, проводились торжественные собрания, посвященные годовщинам Великой Октябрьской социалистической революции, Дню Международной солидарности трудящихся – 1 Мая, Дню Рыбака. Здесь же к концу 30-х годов стали проводиться Новогодние праздники.
      В эти же годы начала действовать первичная организация профессионального Союза рыбников. Появился заводской комитет профсоюза – завком, стали работать цехкомы. Эти общественные органы претворяли в жизнь установки ВКП(б) на организацию социалистического соревнования, на разъяснение высказываний И.В. Сталина по данному вопросу, который говорил: «Самое замечательное в соревновании состоит в том, что оно производит коренной переворот во взглядах людей на труд, ибо он превращает труд из зазорного и тяжелого бремени, каким он считался раньше, в дело чести, в дело славы, в дело доблести и геройства». Активными участниками профсоюзной работы были на Ачуевском заводе в данный период такие работники, как Брага Матрена Антоновна, член Союза рыбников, член цехкома, депутат поссовета. Круть Екатерина Спиридоновна, на заводе с 1933 г., трудилась мастером-уборщиком рыботоваров, член ВКП(б), председатель цехкома, член завкома. Завком и цехкомы занимались не только организацией соцсоревнования, но и бытовыми проблемами трудящихся завода, материальной помощью.
      Таким образом, послереволюционное время в истории с. Ачуево характеризовалось трудностями периода восстановления общего для советского государства в целом. Однако шло поступательное развитие поселения. Рыболовный промысел, как основа жизни и существования Ачуево, получает новые организационные формы, что повышает производительность труда, улучшается экономическое положение тружеников. С установлением политической стабильности в регионе, больше внимания уделяется бытовым условиям жизни населения, строительству социальных объектов. Все это способствовало росту населения села и его развитию.

А.С. Демченко
кандидат исторических наук

3 Ноябрь, 2015 / Просмотров: 721 / ]]>Печать]]>
© 2017 Решмет Д.А.